HEIL, PSYCHO BITCH! RISE ABOVE YOURSELF!

游ぐサカナ
游がないサナ
游げるサカナ
游げないサカナ
有象無象の魑魅魍魎が跋扈する海の中の
あの世界
俺は一人金魚ばかりのうるさい
魚群から脱け 出す雑魚
欲望だけが 欲望だけさ
よくあることさ よくある芸だ
垂れ流された 快楽が たどり着いたマンホールから覗く
それが鉄のブーツをはいて悦ぶお前の心蹴り上げる
Seaside is heaven/Neverside is go
Suicide is heaven/New blood is go
Somebody is heaven/Nobody is go
Six side is heaven/Nine side is go

ask.fm/kurutta_taiyou
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:35 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Надо бы, наверное, что-то написать, но я наверное нормально запишу только на следующих выходных, если руки дойдут.
Я теперь в Москве.

Так чудесно совпало, что меня переклинило, и я чувствую, что я ЖИВОЙ В КОИ-ТО ВЕКИ.
И даже вполне веселый.
Ну, а что ещё надо? Секс, моя великая панацея, плюс - минимум вещей вокруг, которые провоцируют воспоминания любого характера, плюс работы полон рот, ну и чутка таблеточек для затравки. Жить можно, особенно когда живешь наконец-то в нормальных условиях - спасибо Немуро, господи, реально спа-си-бо.
Впрочем, Нае с Димой, которые меня приютили на первые полторы недели тоже огромное спасибо, потому что они действительно классные товарищи и с ними было очень приятно.
Ну и да. Привет, джейрокерская тусовка. К домовцам я больше ни ногой. С ними можно только по отдельности, и то - далеко не со всеми.
Хотя, блядский Мертвец, стоит целой оравы домовцев вместе взятых, ибо он божественно прекрасен и я его слишком нежно люблю.
Благодаря ему меня теперь евреи преследуют. :D Фюрер, нахуй, преследуемый евреями - карма, бессердечная ты сука.

Впрочем, есть только две вещи из Краснодара, по которым я скучаю. Первая - некоторые краснодарские парки, а вторая - универ. Вернее, преподы. Вернее, некоторые преподы.
Но я вообще скучаю по научной деятельности.
Надеюсь, что скоро смогу переквалифицироваться туда.
Надеюсь.
А так - да, я живой.
Я
ЖИВОЙ.

@темы: Будни юного Фюрера, Tales of Lunatic Sun

00:45 

Идущий на смерть.

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Моя зелёная миля.
Несколько сот метров от бара до остановки.
И выстрел в упор.

Почти 24 часа с тобой. Почти подарок судьбы, но время слишком неумолимая вещь, и ещё отправляясь к тебе я с ужасом думал о том, что эти часы должны закончиться.
Сейчас сердце кровью обливается. Перед глазами - твоё лицо. Глаза, губы, улыбка. На губах ещё живо ощущение твоего тела. Твои плечи, шея и губы - я и без того крайне нагло себя повёл, пользуясь правом приговоренного на последнее желание, но если бы я пошёл дальше, моей следующей остановкой стала бы не Москва а психушка. Потому что я бы не смог сдвинуться с места.
Как я не хочу уезжать.
Как я хочу поскорее уехать.
Я не знаю, когда мы встретимся снова. Я знаю одно - даже если во мне что-то заживет, один твой вид, один твой взгляд - и лезвие опасной бритвы вскроет рану.
Ты - мой бог, и я не знаю, сколько ещё моё постоянное сердце будет пытать меня твоим жестоким культом.
С каждым часом, приближавшим расставание я всё больше сходил с ума. Так не хватало времени, так мало было тебя. "Один последний поцелуй, чтобы насытиться - десяти тысяч раз недостаточно". Последний поцелуй, прежде чем я сам прикончил себя, прыгнув в общественный транспорт. Как мало. Пара секунд.
Я не хочу верить, что целую тебя в последний раз. Боже, если ты есть - я так не могу.
Я не могу быть с тобой, и это уничтожает меня. " Бежать, бежать, чтобы не погубить её и себя".© Меня уничтожают воспоминания, которых так много в этом городе. Столько мест, где мы были вместе. Я исполосован воспоминаниями. Я не могу быть с тобой - и поэтому уезжаю отсюда.
Но и без тебя я тоже не могу.
Ты ведешь себя с непосредственностью ребенка-бога, я боюсь просто когда-нибудь сжечь тебя в своём огне, моя Луна. Ты слишком чист, слишком красив, слишком благороден и слишком честен. Это ужасно. Это настолько ужасно, что я даже не могу представить, что должно случиться, чтобы я тебя разлюбил. А то, что ты бесконечно красив делает всё только хуже.
Я никогда раньше не любил красивых.
Я никогда не питал особого отношения к людям со светлыми глазами.
За редким исключением - блондины меня раздражали.
И я не считал, что посмотрю на человека, младше меня более чем на один год.
Ты невозможный.
Невозможный человек с невозможными глазами.
Я часто думаю, сколько бы всего я избежал, если бы семь лет назад…
Потому что я не могу справиться с собой. Я отчаянно старался держаться от тебя на расстоянии и не причинять никакого вреда, но "I'm not strong enough to stay away". Прости, прости, прости меня за все непрошеные поцелуи, я правда… это выше моих сил. Я пытался держаться, но меня хватило ненадолго. Я пытался не ревновать, но потом метался в ярости. Я пытался… я так много пытался сделать - определённо, "пытался" от слова "пытка" - но когда-нибудь, наверное, я всё же сорвусь.
Сорвусь и просто уничтожу всё на своём пути. Сорвусь - и возьму против воли.
Я не хочу быть насильником. Я и так им себя уже неоднократно чувствовал.
Но я и правда без тебя не могу. Не умею. Не живу.
Ты говорил, что я дал тебе почувствовать себя живым. Впервые за долгое время.
ВЕРНИ МНЕ МОЮ ЖИЗНЬ, ПРОШУ ТЕБЯ.
Я вылил в тебя всё до капли. Я опустошён. Я совершенно уничтожен, и как обескровленный, я жажду крови.
Вся моя жизнь - в тебе.
Это страшно. Но ты не бойся.
Моё божество. Моя жизнь. Моё сокровище.
Пальцы холодных рук - твёрдая кость под тонкой кожей, бледные пальцы рук, холодные ладони и испещренное шрамами предплечье. Я не хочу думать, что я не поцелую их больше - эта мысль сводит меня с ума.
Я готов убивать за тебя. Я готов умирать за тебя.
"Клянусь я первым днём Творенья
Клянусь его последним днём,
Клянусь позором преступленья
И вечной правды торжеством -
Я опущусь на дно морское
Я полечу за облака
Я дам тебе всё, всё земное -
Люби меня!"©

06:04 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
見てごらん  こんなにも  汚れて
ボロボロの刃でもって傷つけた
ぬくもりに  優しさに  苛立ち背を向けては
ひとつ  ふたつ  みっつ  涙こぼれた  うう  うう

いつからか  こんなにも  溺れて
傷口をウイスキーでもって誤魔化した
幸せに  喜びに  戸惑い背を向けては
よっつ  いつつ  むっつ  涙こぼれた  うう  うう

Sing in the rain.  雨が君に突き刺さる
笑っちまう  俺は笑えないピエロ
君を悲しませるつもりじゃない  そうじゃないのに
Sing in the rain.  人は悲しい生き物
笑ってくれ  君はずぶ濡れでダンス
いつか世界は輝くでしょうと  歌い続ける
さよならは  言わないで  君と出会えた喜び
ななつ  やっつ  涙  涙あふれた

Sing in the rain.  人は可笑しな生き物
笑っちまう  俺は笑えないピエロ
君を悲しませるつもりじゃない  そうじゃないのに
Sing in the rain.  雨が君に突き刺さる
笑っちまう  俺は笑えないピエロ
君を悲しませるつもりじゃない  そうじゃないのに
Sing in the rain.  人は悲しい生き物
笑ってくれ  君はずぶ濡れでダンス
いつか世界は輝くでしょうと  歌い続ける

雨に歌えば  雨にうたえば・・・

@темы: Tales of Lunatic Sun

17:57 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Он уехал.
А я... Я чувствую себя таким наполненным.
Мы посмотрели аниме про Кагуя-химе, я, правда, упился вчера до чертиков, но это неважно.
Потом мы посмотрели тот самый фильм про камикадзе, который я так люблю. И, знаете... Я благодарен ему за слёзы.
Он понял.
Он всё-всё понял.
Мой умный мальчик.
Честно, я больше ни с кем так не хотел посмотреть этот фильм, как с ним. И он оправдал мои ожидания.
Я ему безумно благодарен.
А потом мы шли вдоль железной дороги и разговаривали. Этот Кампанелла хоте увидеть поезда.)
И он увидел.
Мы давно уже с ним так не разговаривали.
Я так рад.
А потом... Я не удержался и поцеловал его.

Потому что не могу по-другому.
Мой драгоценный.
Теперь я уеду. От него. Ради него. Из-за него.
Но спасибо ему, что подарил этот день.

@темы: Ворон, Tales of Lunatic Sun

17:51 

Часть третья. Начало конца.

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
お前は死ねない 首だけからませ
ガラスの蒸気だ 私は消せない
鉛の夜に血がまわる
Let Me Down
Let Me Out
何も考えず おまえの犬になる

В тот день я был окрылен.
Я в очередной раз назначил Ворону встречу и нарвал перед этим под окнами домов дельфиниумов и васильков.
Он любит васильки.
Встретились мы на Галерее, пешком прошлись к горпарку. Я снова говорил много. Рассказывал что-то о сумасшедшей Мэрисью из фанфиков про знаменитостей среднего пошиба вроде Леонтьева и Баскова. Ему было смешно.

Он рассказывал про то, что хочет заняться тайским боксом. Мы сидели возле фонтанчика под ротондой, как две птицы, и он ещё так забавно смущался порой, что я не мог не умиляться.
Мы много бродили по парку в тот день. Он говорил о том, что может уехать, я - о том, что буду скучать. Он сказал, что тоже будет.
Потом я переключился на вои возмущения по поводу фильмов вроде "мемуары гейши", косплея - поделившись с ним мечтаниями о том, чтобы сделать Кэйне.
А потом мы вышли из парка, ии мне стало не до шуток.
Возле екатерининского сквера мы сели, и я признался ему.
Он плакал.
И это было почти невозможно выдержать. Я едва мог. Хотелось бежать, хотелось защитить - одновременно, я разрывался между этими желаниями, но был рядом.
Потому что нельзя было оставлять его, хоть причиной для этих слез был я.
А потом мы распрощались, и я снова поцеловал его.
Но именно с этого момента всё развернулось.

Через некоторое время приехали Кош с Рейком, и мы решили все вместе встретиться. Танечка - Кошкина дочь - липла ко всем и к Ворону в особенности, но это было даже мило. По крайней мере Танечка из той редкой породы детей, которые меня НЕ раздражают.
Кош долго разговаривал с ним в тот день. Несколько раз.
Мне оставалось сидеть с Рэем и ждать их. Сперва - пока мы были в городе, потом - дома у Кошки.
А потом Ворона сорвало.
Он рыдал со мной на балконе. Целовал меня с остервенением. Мы ещё долго лежали на кровати вместе, и всё никак не могли уснуть. Так и не уснули в ту ночь.
Пока он не уехал.
А я сидел в полной растерянности.
И чувствовал себя очень виноватым.

Затем мы ещё долго не виделись. Полтора месяца почти. Я тогда очень хотел отвезти стаю в Новоросс, и вроде как сейчас об этом нечего жалеть, но всё равно... прискорбно как-то.
Списывались в основном только внутри стаи, а не лично. Но тогда ещё мы делали это куда живее. Он в те времена даже коллажи делал после моего выступления на конвенте - я им так радовался, как мало чему вообще радовался, и уж тем более впоследствии. Обсуждали аниме - не помню точно название, но он его очень любит. Я помню только имя персонажа, который ему очень нравится. Он бушевал, веселился, и даже кажется был рад, когда я приехал.
Он был... рад мне?
Наверное.
До конвента же я сходил с ума. От тоски, от страха что он уедет, от ревности.
Я очень, очень страшно его ревновал. И сейчас во многом ревную, хотя сам себе неизвестно сколько раз запрещал. Я вообще всю жизнь запрещаю себе ревновать, считая, что у меня нет на это права, но каждый раз меня всё больше срывает, и всё труднее остановиться в порыве злой ревности.
Кош измаялся меня отпаивать крепкими напитками и успокаивать, измаялся слушать моё нытьё и вытьё. Когда я напивался, я пел тоскливые песни в голос, и наверное, был совершенно невыносим.

Первое сентября в университете. Я специально приехал, потому что не хотел пропустить этот день, такой важный в его жизни. Я так радовался, что он никуда не уезжает, что просто не мог пропустить такое. Влившись в толпу будущих биологов мы сидели в огромной аудитории, где им выдавали студаки. И я радовался и гордился им.
Познакомившись с его группой и очень веселым куратором, который нас, двоих черных из ларца, одинаковых с лица, уже успел заподозрить в готизме, мы пошли перекусить.
Перекусывали мы на кладбище, где вовсю шутили про то, какие мы сатанюги.
А потом он, глядя на могилы, сказал мне: "было бы здорово с кем-нибудь так вот лежать в могиле. Найти человека, с которым вместе умрешь". И посмотрел на меня.
Сердце в пятки ушло. Я тогда это расценил чуть ли не как ответное признание в любви.
А потом мы поехали в дендрарий, где я вручил ему свой дар из Москвы, и мы бешено целовались, укрытые деревьями от посторонних глаз. Меня потом от этих поцелуев долго шатало как пьяного.

А потом мы пошли на концерт Канцлера Ги, четвертого сентября, кажется. Он тогда опаздывал на стайную сходку и я очень беспокоился. Но он пришел, и мы на редкость хорошо провели время. Честно сказать - это почти самый лучший мой поход на концерт за всю жизнь. Один из самых лучших.
Мы напились, пели "Танго дохлых медуз", сидели возле бара, обнимались и я целовал его взахлеб. Редко, но метко.
А ночью мы вместе лежали на его кровати, и я порой поглядывал на карту звездного неба над ней. Чертов Кампанелла.

Мы стали часто встречаться в университете после его пар. Я специально приезжал, несмотря на то, что до 15 числа у меня на тот момент был "заслуженный отпуск". То я, после случайно оброненной шутки, приеду к нему со шприцом и в белом халате, то - дважды - с тремя синими шариками, то мы возле универа увидим бабочку-парусника, то приметим физалисы возле какого-то дома... Я вообще ни на что не обращал внимания тогда. Я целовал его когда хотел, мы разговаривали много, я многое у него спрашивал. Узнав, как ему нравится Египет пообещал, что к Хэллоуину сделаю ему маску Анубиса. Сделал - только сейчас понимаю, что мог бы и поровнее, и получше. Но - увы, увы. Надо бы переделать, что ли?
А ещё бесподобно было, когда мы заползали в темный универ в восьмом часу вечера и целовались в пустых аудиториях на пятом этаже. Я вообще особенно люблю пятый этаж нашего университета.
Это было слишком хорошо, но всё хорошее имеет свойство кончаться. Кончился и этот сентябрь.

В последние два раза он приезжал ко мне домой.
Я его познакомил со своей соседкой, с которой периодически тусуюсь в общежитии. Мы гуляли по старому кладбищу и вдоль железной дороги, кажется даже заходили под мост и ходили на заброшенные развалины недостроенной церкви, утонувшей наполовину в земле. Соседка хотела нас обвенчать, Ворон почему-то согласился, а я - почему-то отказался. Всё же на мне был какой-то жуткий груз вины за это всё, и как бы я ни пытался вести себя раскованно и быть хозяином положения - мне тяжело это удавалось.
На другом заброшенном доме мы снова говорили.
А в следующий раз была Ночь.
Наша последняя Ночь.

Потом были стайные сходки, Хэллоуин, и дальнейшее отдаление.
И я, не знавший, что мне со всем этим делать и куда деваться.
Хотя, конечно, было очень здорово ходить с ним в театр - ради него и только ради него я нарядился в женщину, и он минут пять стоял, не в состоянии выдавить из себя ни слова и тольк оулыбался. Как мы во втором походе в театр пили за здоровье Хисаши Имаи, на чей день рождения выпал этот поход. Как я его вытащил в музей, где с одной стороны была выставка восточной культуры, а с другой - энтомологическая. Я даже помнб диалог возле вышитого полотна с тигром.
(Я) - А эта картина из Кореи.
(Ворон) - Да, вижу в этом тигре что-то такое, по разрезу глаз.
(смеюсь) - Да нет же! Вот тут есть вышитые знаки. Это корейская письменность, хангыль.
(притворно возмущаясь) - А ты откуда знаешь, что это корейский? Ты что, востоковед, что ли?
(тоже) - А ты откуда знаешь, что это - тигр? Ты что, биолог?

Всю зиму я сходил с ума. К веснне меня окончательно сорвало особенно после того как он приехал с каникул, и я потерял всё.
И снова угодил в психушку.
Пошли таблетки, обмороки, истерики, я снова взялся за лезвие.
А теперь... Теперь я уезжаю.
А завтра - вернее, уже сегодня - ко мне всё же снова приедет Ворон.
И мне немного страшно.
Одна Каннон знает, сколько бы я отдал за то, чтобы всё было хорошо.
запись создана: 06.05.2017 в 02:08

@темы: ретроспектива, Ворон, Tales of Lunatic Sun

17:50 

Часть вторая - из незнамо скольких возможных.

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]

 「お願い、 ねえ



聞いて、 ねえ



もうしも



夢で会えるかしら?



ねえ・・・



嘘みたい



それでも



夢でいい・・・」



 



А 25 июня я ему написал, повинуясь неведомому порыву. Или меня свела с ума луна? Я точно помню, как писал это, бродя по окрестностям, в совершенно дурацком состоянии.

Совершенно смешном.

 

"Ворон,родной мой.
Я, если честно, очень обеспокоен твоим нынешним состоянием. Возможно, это что-то вроде эмпатии, возможно просто паранойя.
Я очень беспокоюсь. Возможно, я утром тогда сказал лишнего, что заставило взвалить на себя ответственность, возможно я просто снова форсировал события. Но я правда, очень за тебя боюсь. Наверное, то что я сказал, было излишним и преждевременным. Хотя
и честным. Признаю, это было абсолютно честно.
Возможно, ты считаешь, что я слишком резко переключился на тебя с Шакала, и этому не стоит доверять. Имеешь право, я бы сам так поступил. Но я клянусь - я был абсолютно честен с тобой всегда. И в этом случае - особенно. Потому что, по
сути, я выразил очень важную для себя вещь. Я отношусь к тебе гораздо лучше, чем к кому-то ещё сейчас. Я принял тебя ближе,что в моем состоянии очень рискованно. И я очень боюсь всего, на самом деле. Я хочу хоть к кому-то относиться хорошо, близко, кому-то доверять. И эта ответственность может быть для тебя непомерна. Прости, пожалуйста. Я растерял сейчас всех, кому когда-то доверял и кого любил. Потому что больше не могу так. То, что я для них делал не окупалось простым, человеческим отношением. Они этого не могли дать. И после тебя, после твоего простого и спокойного отношения, после того, что ты показал, что можешь это ценить - я
рухнул в омут с головой. Я никогда такого отношения к себе не видел, честно.
Я очень боюсь стать причиной твоего расстройства. Я в последние два дня сам не свой и боюсь за тебя.
Пожалуйста, не забывай все же то, что я говорил тем утром. Я не хочу тебе навредить, я боюсь тебе навредить. Ты очень мне важен, я очень в тебе нуждаюсь, это правда, это бесполезно отрицать. Пожалуйста, не надо себя ни в чем винить.Ты очень нежный и тонкий человек, и будь ты иным - я бы просто сидел и караулил тебя два дня подряд под домом, но я очень боюсь вторгнуться в твое личное пространство так, как это делали… некоторые другие. Я знаю, как это неприятно, и я всячески сдерживался.
Я не могу игнорировать то, что с тобой связано. Прости уж, если я и сейчас буду невовремя.

Александр 21:38
Более того. Я ещё и вторгся туда, что ты считал состоявшимся, что являлось для тебя важным. Понимаешь, о чем я. Это не делает мне чести, безусловно, нет оправдания ничему, что сделал я. И от этого, я считаю, тебе тяжело. Но пожалуйста, не вини себя. Правда. Можешь сбагрить все на меня, гребанного психопата-гедониста, с чистой совестью. Просто оставь, пожалуйста, и не вини.
Я… мне тяжело видеть и ощущать, как тебе тяжело.

Виктор 21:49
Совсем в тупик меня завел..Даже не знаю,что отвечать.Хм..Хочешь после Дня Рождения Дри пить со мной чаек? Да,логики нет и связи между твоими словами и моим приглашением тоже.Прости меня за мой слегка бессвязный бред.

Александр 21:53
Пить чаек? То есть? Нет, я, конечно, хочу, безусловно.)
Ты… я понимаю твое замешательство. Я человек, который очень сильно открылся в свое время, и мне-старому было бы с собой очень тяжело.) Я, честно говоря, рад.) боялся, что ты от меня сильно отстранишься.

Виктор 21:56
Да нет,все в порядке со мной.Что со мной будет-то^^"


Александр 22:05
Много чего) вариантов, в самом деле, масса.

Виктор 22:08
Да нет,нормально все..

Александр 22:22
Не верю, вот честно) никак."

 


А 27 числа я приехал на день рождения Дриады, блуждал как дурак в трех соснах и возле одного фонтана, пока меня не обнаружили и не потащили в пиццерию, гдебыло все как всегда (на тот момент) - достаточно мило, здорово и забавно.

Такая крооошечная деталь - мне Ворон в тот день тихо под столом всунул в лапы маленький такой... блин, вот даже не знаю, как это назвать - вроде и не брошь, вроде и не значок? В общем, очень милая такая штуковина из какого-то белого,легкого материала, в виде синенького (ну, в смысле нарисованного на ней) павлиньего перышка.

Прелестнейшая штука, вот честно. Я её дома храню, из страха что с моим везением я могу её посеять.

А потом нас нагрузили пиццей и мы полетели к Ворону домой.

Честно говоря, я уже доподлинно не могу вспомнить хронологию событий этих трех дней.Очень ярко запомнился только один, наверное. И то, и то...

Я был просто слишком счастлив все то время. Вернее даже не столько, скажем так,блаженно счастлив, сколько ощущал себя... ну, как будто так оно и надо, понимаете? Спокойно-спокойно и безмятежно-безмятежно. Я, наверное, вообще обо всем тогда забыл.


Приехали мы к нему - едва дотащив все эти короба с несчастной пиццей (добрая стая -интересно, они нас так откормить решили, два тощих тела?) мы, видно, отчего-то решили, что нам этого будет мало, и поползли в Табрис.

А, вернее это была моя инициатива. Мне тогда позарез кое-чего нужно было приобрести. И апельсины. Кажется, я жутко захотел апельсинов. Или Ворон сказал,что их захотел, и я взял? Черт подери, я помню, что там фигурировали апельсины!

Не суть. Я вообще редко запоминаю какие-то гастрономические подробности. Одно было известно точно - сигарет нам не хватало, так что и их пришлось поднабрать.


А все это время у нас под ногами вертелась мелкая собаченция, из породы йоркширских терьеров. Ни я, ни Ворон каких-то нежных чуЙств к маленьким собакам не испытываем - и она потом, очевидно, отплатила нам взаимностью, испортив нам простыню.

Простыни мы сменили, я обследовал пол-дома, заприметив для себя всякие там качающиеся предметы мебели, погонял собакена вокруг дома - в общем, пусти павлина в свою хату, называется. Все хвостом сметет.

Вернувшись домой из супермаркета мы перекурили, попили все тот же чай, Ворон в ленте обнаружил чудную запись про Боуи и Мисиму, которую я тут же попросил кинуть мне, и после я предложил посмотреть фильм, который я вообще очень редко с кем-либо смотрю. Настолько редко, что после одного не очень удачного просмотра вообще тщательнейшим образом присматриваюсь к тому, с кем бы я хотел это сделать.

Мы посмотрели Soundtrack. Который с Сугизо.

Я,честно говоря, его люблю по очень многим причинам, и в первую очередь - за атмосферу.
В принципе я и решил, что если с кем-то делиться - то исключительно с тем, кто эту атмосферу понимает. Не последнюю роль там сыграла эта эстетика бродячего театра, приглушенная цветовая гамма, музыка... Ну, в общем, все как я люблю.
Для меня это в принципе весьма, назовем так, "интимный" фильм, из разряда тех, наверное, что я сам бы снял, если бы мог.

И я как-то, на самом деле, даже не сомневался, что ему фильм придется по душе.
Вернее так - я вообще не особо задумывался, это желание пришло ко мне стихийно и повесило табличку "НАДО" перед моими глазами.

Для меня, если я кому-то показываю именно ТАКИЕ фильмы (целенаправленно,определенному человеку) любая реакция этого самого человека в принципе воспринимается крайне близко к сердцу. Вот, кажется, мы опять-таки нагребли себе (нагребли они, пару кусочков на тарелке, глисты в скафандре) пиццы, попутно раздумывая, сможем ли мы эту пятилетку в три дня осилить, но если мы и прерывались во время просмотра - то может быть максимум один раз. В конце концов, мы пару кусков вообще так на тарелке и оставили.

Не суть. Мы, как можно понять, достаточно сильно увлеклись. Я и сам его редко и очень по особым случаям пересматриваю, поэтому каждый просмотр для меня тоже очень трепетное дело.

Знали бы вы, как я удивился, когда после просмотра он мне не просто сказал, что ему понравилось, а ещё и добавил, что ему очень нравятся все эти бродячие труппы, ну и музыка (хотя в этом я не сомневался). Но что касалось именно вот этой вот околоцирковой эстетики - господи, ну... хм, сам Ворон разве только знает, что это значит для меня. Я, право слово, далеко не всякий цирк люблю, даже сказать - в подавляющем большинстве случаев едва ли переношу (тем более, что я клоунов боюсь), но вот если говорить... Ну, как это объяснить? Представьте себе балаганчики века эдак 19 в США, ну или Европе - и может поймете, о чем я.

Не могу сказать, почему это для меня так важно. Но важно безумно.

У меня, правда, это немножечко по-своему выглядит, но то, как это изображено в фильме -наиболее близкое воплощение, и я в свое время был просто сражен наповал.

И вот Ворон был единственным из всех, кто заострил внимание на именно этой детали.
Представляете, как это сильно на меня повлияло?

Мы перекурили, выпили чаю, во время чего я все не уставал восторженно удивляться этому его замечанию про одну из самых, для меня, важных деталей в фильме, а потом... ну господи, что потом? И без того ясно, что было.

Следующий день, наверное, был безумно хорош. Я даже до сих пор не верю, правда ли все,что там происходило, уместилось в один день.

Мы вполне неплохо выспались. Опять гоняли чаи - я, собственно, взял те два чая, которые он подарил мне накануне на день рождения (поскольку твердо решил, что пить его мы будем вместе, а пока я буду его охранять от посягательств захватчиков, согласно арту Рё). Начали мы с чая под названием "улыбка гейши", которую этот артист умудрился окрестить "поцелуем гейши"(потому что названия не помнил), за что я, конечно же, уцепился - так сказать,по Фрейду. Ну, шутки шутками, а пока мы его пили я успел прочитать птице лекцию по поводу того, как часто путают гейш и таю (или ойран) - собственно, куртизанок; как их отличить по изображениям, и так далее, и тому подобное, и что "гейша" на чайной упаковке - именно ойран - а потом, наконец, отвлекся, посмеявшись тому, что меня опять унесло в лекции, и просто сказал, что чай действительно хороший.

А ведь так и было.

А ещё меня безумно поразил один момент. Я, кажется (несмотря на все протесты) то ли мыл что-то, то ли чистил, то ли резал - стоял, в общем, возле кухонного стола, и тут меня резко сзади хватают и - господи, боже мой! - обнимают.

Блять, в жизни не думал, что для кого-то столь обыденный жест (для меня это, кажется, едва ли не впервые в жизни было) будет для меня таким... хм, не знаю даже. Просто могу сказать, что это для меня было крайне ново и безумно приятно. Ну, зависим я от тактильных контактов. И при этом - жутко протестую, если я сам эти контакты не санкционировал ранее. Опять-таки - если я эти самые контакты позволил, то все - позволил с концами, насовсем. И, господи, даже секс давно для меня стал чем-то обыденным, а вот такие совсем дурацкие, может быть, нежности - настолько диковинная вещь, что просто вот до безумия. Тем более, когда сам ты этого не просил, а он вот взял - и сделал.

Да я бы за такое душу продал.

"Шаман.

 

Пробуждение внутреннего зверя в младенчиках.
Выращивание агрокультур. Одомашнивание диких ясеней. Одомашнивание диких. Вызовет дождь кроссовками. Пришаманит транспорт
сигаретами. Ушаманит в постель. Откроет третий глаз. Откроет кирпичом ваши скрытые таланты."

Минутка рекламы
от 28.06.2015.

 

- Я АПАСЕН. У меня есть бананы. И они заряжены!
- Твои коленные чашечки под угрозой.

-немножечко птичьих хулиганств.

Пока мы, в общем-то, завтракали, чаевничали и хулиганствовали, мне пришла в голову презанятнейшая идея.

Я решил Ворону почитать. Вслух. И читать я ему начал Далиновскую "Убить некроманта" - по причине все той же большой любви к книге. Сидели мы с ним позади его дома, он даже, вроде как, умудрялся ещё и на моих коленях поваляться (там такое лежбище было - уже и не помню толком, как мы там валялись и кто на чьих коленях в какой очередности), курили, и я читал первые несколько страниц. На самом деле Ворон почему-то вызывал в памяти некоторые старые желания - а почитать вслух эту книгу у меня желание гнездилось очень давно, просто некому было, да и особо ярого желания в принципе не было - и я взахлеб читал, читал... пока солнце не скрылось за налетевшими тучами.

Благословенный летний дождь, да ещё и в такой близости с дендрарием - любые застарелые мечты не могли соперничать с перспективой пройтись под дождем в этом чудном месте.

Я настоял (впрочем, он и не сопротивлялся по сути) - и нас унесло в дендрарий.

Я, наверное, по ощущениям в тот момент оказался почти что как в Петергофе за год до того. Я, помнится, в тот момент, половину Петергофа под проливным дождем исходил, слушая три избранных the Cure'вских трека, и под пеленой дождя, при практически полном отсутствии людей, я утопал в зелени и какой-то совершенно потусторонней радости, спокойной но потрясающе сильной.

Только уже в этот момент я был не один. И при всем том, что я обычно совершал такие прогулки в гордом одиночестве, и совершенно любой человек был бы мне при этом совершенно не нужным, поскольку я окунался в свой собственный потусторонний мир, граничащий почти что с трансом - Ворон виделся здесь частью этого.
Удивительное для меня дело - я впустил туда, куда обычно никого-никого не пускаю. Потому что одно дело - описать, больше даже для себя. Другое - когда кто-то рядом в этот самый момент. Часть собственного, спокойного одиночества, когда абсолютно все окружающее пространство видится как прямое продолжение тебя, как руки или ноги, воздух становится густым и как будто мутным - хотя все вроде как и ясно видно - и любой посторонний способен разрушить эту хрупкую грань, резко сузить расширившееся пространство в одну точку. Пространство пугливо, и не любит как случайных прохожих, так и старых знакомых.

Его пространство приняло. Вот, в чем дело.

И мы ходили, как улыбающиеся дураки, рассматривали все окружающее дождливое великолепие, обсуждали увиденные нами растения - обычно моё хрупкое равновесие поддерживала музыка в плеере, служившая мне и "растворителем", и щитом, но сейчас она очень отчетливо была в моих ушах. Я должен был ею поделиться, потому что я был готов взорваться, она должна была не только заполнить моё личное, невидимое глазу пространство, но и пересечь барьер чужих ушей.
Пройдясь по аллеям дендрария мы, наконец, сели на скамейку, за холмом, под большими деревьями.

Дождь совсем скоро должен был закончиться, и эти последние минуты, перед тем как солнце должно было показаться из-за приятно-тяжелых свинцовых туч, создавали хрупкую, едва ли не хрустальную, под заботливым покровом свинцового - а может, не свинцового, а оловянного? - неба, атмосферу - самую подходящую для того, чтобы рвавшаяся из меня, под воздействием вчерашнего просмотра, музыка плавно перетекла в пространственное восприятие другого человека.

Twisted circle. Неторопливая, скрипично-гитарная, пронзительно-синяя, она вплеталась в серо-зеленую канву окружающей нас атмосферы, было приятно-холодно - но я был, впервую очередь физически, рядом с крайне приятным мне человеком, и холода практически не замечал. Мы сидели, и кажется, оба наблюдали, как эти голубо-сине-серебристые звуки плыли перед глазами, как их подхватывал легкий ветер в выси ветвей и уносил в низкое, тяжелое небо, ставшее нам убежищем.

Такое хрупкое равновесие, ощущаемое всей кожей. Better than drugs. More than sex.

К сожалению, именно такие моменты имеют свойство быстро заканчиваться, но в целом абсолютно каждая минута этого дня была изумительна.

Когда мы немного отошли от этого полутрансового состояния, а мир вокруг постепенно начал приходить в движение, мы продолжили свой променад. Вслед за солнцем из-за деревьев выглянула Актриса со своей подругой, прогуливавшаяся по дендрарию так же, как и мы.

Тут уже пошло веселье. Ворон гонял грачей, Актриса гоняла коней просто была Актрисой, с меня совершенно натурально слетали штаны, обнажая леопардовые труселя, я был таким блаженным-преблаженным идиотом и дурачился направо и налево. Шастали по лужам, находили грибы, я кажется ещё и перья находил. И много фотографировал всякой разной природы. Красиво застывшие капли дождя на хвое, огромный сине-фиолетовый цветок клематиса, сиявший как самая яркая звезда, розово-лиловые цветы поменьше, коих было много-много разных. Мы шли дворами, уже к тому моменту давно распрощавшись с Актрисой (которая все очень беспокоилась, что мешает нам, и вообще может быть мы хотим побыть одни, хотя у нас в запасе ещё целых два дня, и против её компании мы ничего не имели) и это было так же увлекательно, как и ходить по самому дендрарию. Когда мы уже вернулись, мы провели лампвый вечер со все тем же чаем, сидением и неторопливой беседой (которая, как мне кажется, порой переходила в откровенный монолог) за домом, курили, и так как на следующий день Ворону необходимо было съездить в школу за медкартой и прочими разными документациями, мы решили посмотреть что-нибудь, да лечь спать пораньше.

Смотрели мы, надо сказать, Ginga tetsudou no yoru и Ihatovo gensou: Kenji no Haru. Сперва, если я опять-таки верно помню, мы смотрели "Весну Кэндзи". Потому что я ему столько рассказывал об этом писателе что, наверное, не смог бы упустить возможность подкрепить это визуально и наглядно. В перерыве между просмотром этих двух вещей Ворон, очевидно, вдохновившись всем увиденным, потащил меня на, кажется, лоджию, из которой с вышины второго этажа мы взирали на залитый лунным светом частный сектор и краешек дендрария. Было полнолуние и такая, вроде бы, тривиальная картина казалась волшебной. А ещё он достал бинокль, и мы смотрели из него на эту самую полную луну. Я, по крайней мере, пытался смотреть - руки как всегда тряслись как у припадочного, да и мне, слабаку, тяжело было удержать на весу такой увесистый прибор.

А пока мы ходили через комнату на эту самую лоджию я, глазастый, конечно же запалил его старючую фотку - из разряда тех старючих фоток, что любят ставить в рамочку матушки любых нефоров до изменений их чада. Ну, то есть как правило на фото человеку примерно от 8 до 13, самое позднее - 14 лет. И каждый раз, когда мои глаза выцепляли в интерьерах птичьи птенцовые фотографии, я все время его на этих фото путал... с собой. Впрочем, это и немудрено - даже на портрете авторства Ти, моя собственная матушка приняла птица за меня. А Ти его явно не 12-летним изображал.

Право, после этого с такой горькой иронией всякое упоминание о близнецах воспринимается, кто бы знал.

В общем, я с одной стороны глядел на луну, с другой - краем глаза залипал на старую фоточку янепедофил; Ворон это, конечно же, видел и крайне забавно возмущался (я б на его месте тоже возмущался, если честно, ибо мелкого себя крайне не люблю). Мы досмотрели "Ночь в поезде на Серебряной реке", и под влиянием всего этого волшебства тихо уснули.

Что ещё мне нравилось - Ворон, когда мы ложились спать, спал лицом ко мне. Не знаю, было в этом... что-то.

На следующий день под утро - часов в 10 - нам предстоял вояж до его школы. Встречал я там его несколько раз во дворе, но вот внутрь заглянуть все никак не доводилось. В целом, в тот день нам пришлось немножечко помотаться - то в школу, то к нему домой на квартиру, то ещё в фотосалон, где, пока он фотографировался, я смотрел на клипцы Army of lovers, и потом полдня в голове вертелись всякие песнопения про сексуальную революцию.

Школа... ну, почти все школы почти одинаковые, и особенно там плохо с лестницами, ведущими на второй этаж, с левого, кажется, крыла коридора (я на аналогичной лестнице себе пару раз все конечности отшиб), где ступеньки истертые, отвесные и маленькие. В этот раз я чудом избежал падения, да и основной нашей целью, насколько я помню, был медкабинет, где ему надо было забрать свою карточку.

Ну и, как обычно, мы двинулись от его школы маршрутом, ставшим уже привычным - пешком до дендрария.

По традиции позалипали на чудный дворик рядом с цветочным магазином, который выглядит безумно живописно в любое время года. Заглянули в Табрис - на пиццу уже и смотреть было больно, поэтому мы решили посмотреть на хоть какие-то иные продукты (по традиции, кажется, взяв сендвичи с семгой и прочей снеди), а ещё просто походили по Табрису и пообсуждали всякие имевшиеся там продукты. Ну, а почему бы, собственно, и нет? Не все же нам о Высоком рассуждать, в конце концов?)

Помнится, я тогда очень сильно оливок захотел. Смотрю на них, а они все такие разные, такие красивые - и тут вижу: здоровенная банка оливок с миндалем. Батюшки-матушки, что со мной началось тогда! Я и рыдал, и охал, и уговаривал себя, и отговаривал себя - в конце концов, у меня конвент был на носу, я боялся, что мне не хватит денег, как в прошлый раз, на все про все. Ворон смотрел на это все счастье, ему и смешно, и в шутку утешает мои великие страдания - цирк, в общем, одного акробата в лице вашего покорного слуги.

В конечном итоге я уговорил себя не брать банку оливок за 400 с хреном рублей, и в качестве утешения мы с Вороном взяли себе мороженого. На сей радостной ноте мы поползли домой, невесть чем занимались до самой темноты, а после - поползли в сторону дендрария. Опять-таки потому, что такому горемычному товарищу как я, для которого возможность погулять по ночному городу - целое событие, а так же для такого большого любителя фонарей просто нельзя было упускать возможность пройтись вдоль по аллеям дендрария в вечернюю летнюю пору.

Июнь 2015 был вообще слишком прекрасен в общем и в целом.

Итак, напудрив ноздри кокаином мы вышли с ним на промЭнад, светили звезды нам красиво, был симпатиШен адЪ...

Я, собственно, пока мы шли по дендрарию, рассказывал ему, почему я так настоял на прогулке в столь позднее время. Вроде даже умудрился поведать о каких-то своих великих мечтаниях... Когда мы сошли с аллеек и заглянули на холмистую местность, славную своими тополями и ивами, где когда-то давно может быть даже был пруд, все как будто преобразилось в иллюстрацию к "Ночи" - а мы с Вороном стали Джованни и Кампанеллой соответственно. Светила яркая луна, и кажется, что для черты города даже звезд было как-то много видно. А мы стояли на холме, держась за руки.

Магия "Ночи" немного улетучилась, когда мы стали направляться ближе к дому.
У меня босоножки сделали неповторимый финт ушами (будь у них уши, конечно) и из одной из них высунулась на подошве какая-то металлическая хрень, которую не засунуть, да не высунуть. Особо-то она ничем не мешала - только шаркал я как хромая лошадь. Но это не так страшно, в сущности. Ворон все боялся, что мы не выйдем из дендрария после 23 часов, но я был уверен в обратном - и оказался прав. Ближе к 12 мы вернулись домой - окольными путями, но это было даже весело. Местами. Впрочем, ничего такого страшного там не было, только я иногда шарахался от каждой тени.

Дома с меня уже слетел этот налет романтичности и возвышенности, а так же мелькавшего местами веселья и других вещей. Одна из лучших, наверное, ночей с ним - хотя как я могу назвать её лучшей, если я не могу, в первую очередь, назвать худшую? Даже не знаю, но факт остается фактом. Интимные подробности - это явно не ко мне, может разве только в иные разы и со многими другими людьми я ещё способен воспроизвести хронологию позиций и действий, которые были во время секса, но явно не в этом случае. Ну, как минимум потому, что именно здесь я обратился в осязание, чувство, зрение, слух, эмоции - и это такой же показатель, как и то,что я помню все вот это вот вышеописанное безобразие.

Фрагментарные же воспоминания останутся со мной.

Кроме, разве что, шуток, которые мы уже шутили утром - я помню только, правда, про "огромный потанцевал". Я, мол, хвалю Ворона, полушутливо говоря какую-то длинную, забористую фразу о его достоинствах, заключая "у вас, батенька, огромный потенциал!" на что в ответ получаю хихиканье и: "что-что? Огромный потанцевал?" - после чего мы разражаемся хохотом.
Потом ещё что-то такое, потом шутка, куда мы и "потанцевала" привели - и наверное целых полчаса мы лежали и смеялись, как сумасшедшие.

А потом, помню - его силуэт в окне, в лучах уже давно вставшего солнца. Если бы только я обладал в должной степени прямыми художественноспособными руками, да приличной фотографической памятью... если бы.

Но, увы - это заложено только в моей памяти, и я не имею никакой возможности это воспроизвести.

Днем мне все же пришлось возвращаться. Как будто специально запалила жара, мы еле доползли до остановки - он провожал меня как обычно - и я в каком-то полусне приехал домой.

Дома на меня резко накатила какая-то странная усталость, и вскоре я уснул.

Но перед этим мне пришла в голову самая страшная мысль, которая лучше бы держалась от меня подальше.

Я решил признаться Ворону в любви.


Идиота кусок.


запись создана: 11.10.2016 в 07:00

@темы: Tales of Lunatic Sun, Ворон, ретроспектива

17:50 

"Не дай вам бог дожить, когда победы ваши усталостью на плечи лягут вам". (с)

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Повинуясь какому-то странному порыву я хотел бы расписать все, что мне сейчас так хочется забыть. Но память моя жестока и беспощадна, это та самая сила, над которой я абсолютно не властен. Скорее уж мне бы хотелось, чтобы всей этой цепочки событий не было вообще, чем сейчас выть и закидываться таблетками в гордом одиночестве.
Может быть за год что-то все же истерлось, может быть восприятие что-то исказило, однако тут уже можно грешить лишь на мое слабое человеческое устройство.
Я не знаю сам, для чего я это делаю. Я бы хотел соврать, что если я что-то напишу, то моя память меня отпустит, но она не отпустит.
Впрочем, это уже не имеет никакого значения.
"Прощайте, мой сеньор!
К моим смешным несчастьям
Вы глухи до сих пор -
Ну, так тому и быть.
Я покидаю двор
И падаю в ненастье,
Выпрашивая в дар
Возможность вас забыть.

Словно бешеный пес, по прямой
Забывая дорогу домой
Я бегу -
Только память моя будто яблоко зреет.
Ну давай, ну давай, ну давай!
Забывай! Забывай! Забывай!
Только память моя
Ничего забывать
Не умеет."

Начинался 2015 год.
Начинался он глупо и странно. Накануне я посрался с Лютцем-Анечкой, и будучи мнительным товарищем, верящим в "как новый год встретишь, так и проведешь" - я как-то подспудно понял, что скорее всего в этом году мы и разойдемся как в море корабли.
Долго ждать не пришлось.
В феврале я уехал в Новороссийск к Кошу и Рэйку; думал, смешной такой, что на пару дней, и что не буду "особо их стеснять своим присутствием", но видать мы так хорошо сидели, что все две недели я провел у них.
В конечном итоге, спустя неделю моего пребывания у них, мне написала Лютц.
Написала о том, как ей, бедняжечке, плохо, что её исключили из универа (сколько е предупреждали на этот счет? Нет, блять, хуй там), что она в тоске-печали-одиночестве хлещет очередную свою "яжку", и чтобы я вот незамедлительно приезжал.
В девятом часу. Из Лориса, ага. Будь я там вообще на тот момент.
На что я ей сказал, что утешать не собираюсь, что она сама методично добилась своего исключения и бла-бла-бла. И что ни о каком приезде не может быть речи. Что самое забавное - я как будто специально сразу не указал ей, что ещё нахожусь в Новороссе.
После чего она позвонила Кошу. Кош вышел на улицу курить и разговаривать, а когда пришел - сообщил мне прекрасную новость.
Помимо всего того нытья, что я уже выслушал, наша Люсьен уведомила Коша о том, что она "вся такая бедная-одинокая, никто её не любит-не ласкает" и уходит к своему Игорю.
Вот так, думаю, финт ушами. После всего-то, что я говорил.
То есть, блять, за несколько месяцев до того она сообщила о разрыве отношенек со мной, при этом тусить со мной и ибаца нам хотелось. А я, прекратив данную практику, оставил её, несчастную, без "тепла". Не говоря уже о том, что я не горел желанием тратить на неё финансы. Ну и вообще - куча всего там было, вплоть до того, что я в ночи уходил из её хаты.
А теперь вот я, гад, поддерживать её не хочу.
Надо сказать, что Кош, мягко говоря, не любит Игоря в большей степени чем я, поэтому сию новость он так же воспринял с "энтузиазмом".
После этого я незамедлительно удаляю её из соцсеточек.
На вопли "ЩТОААААА? Чё случилось?" я её мурыжил, наверное, минут десять. Нет бы после своего разговора сложить два плюс два - я-то ей говорил, что уехал. И не говорил, на сколько.
Но, в конечном итоге, её чтоканья меня достали, и я дал ей небольшую наводку:
"Вообще-то я ещё в Новороссе".
После чего до неё, наконец-то, дошло. То есть мне интересно, не будь я там на тот момент - как долго она бы водила меня за нос? Когда она мне собиралась рассказать приятнейшие известия?
И после этого на мою голову полилось такое, что мама не горюй.

Ругались мы с ней дня три подряд. Сперва я, потом подключился Кош, а затем - Рэйк.
Собственно, у Рэйка по этому поводу была только радость, ибо осточертела ему Люська до зеленых чертей.
Кош с ней ругался по одной простой причине - она его заебала. Более того, он выяснил, что она упорно не соблюдала кое-какую договоренность с ним и был крайне взбешен. Единственная, говорит, договоренность за многие годы, и ту не соблюла.
А я... Если сперва хоть немного жалел и даже хотел прекратить срач (иногда бывала такая минутная слабость), то на второй вечер я твердо решил - NEVERMORE.
В конечном итоге Рэйк мне сказал, дескать "я несколько лет пытался добиться того, чтобы Кош с ней не хотел общаться. Ты это сделал буквально за пару недель пребывания здесь. Чувак, спасибо! Я проставляюсь."
С одной стороны забавно это было слушать, и подано это было в довольно шутливой манере, но в целом я думал: "господи, нихуя себе она его заебала".
Рэйка можно понять, я бы тоже бесился, если бы моего партнера заебывала девица из прошлого.

Единственное, о чем я тогда помнил - книга. Моя книга все ещё у неё. "Дом, в котором".
И я написал Ворону.
Я написал Ворону, чтобы он взял книгу у Люськи, ибо ей я сказал, чтобы она её отдала. Впрочем, она и не горела желанием оставлять её у себя, что и хорошо.
Помимо этого, так как я притащил её в стаю, я скорее всего оставлю её там, а сам уйду. Я не хотел её больше видеть вообще, и не думал, что для стаи я имею хоть какое-то значение, поэтому решил, что стоит сделать именно так. Моей задачей было - увидеться с Вороном, чтобы он отдал мне книгу, и уйти восвояси.
"Ночера,Волк.Книженция у меня.

Александр 23:05
Спасибо, дорогой!)

Виктор 23:07
Я буду держать ее в заложниках,чтобы ты не убег :с
<...>
Виктор 23:25
Ну а если серьёзно,то я скорее всего могу только на выходных.
Вот.Но все равно не отдам._. Я буду крепко держать ее.
Зубами."

Это выглядело довольно забавно, и лично для меня - несколько странно с его стороны. Но зачем-то я это запомнил.
А потом я приехал в Краснодар и случилось странное.
Лучше бы я, честно говоря, избежал этой встречи. Одно наложилось на другое, отложилось в моей голове, и я просто понял, что едва ли смогу уйти.

Не помню, зачем и после чего, но я шарился по Красной вечером. Просто шел, и встретил бывшего состайника, Лорда. Я вкратце поведал ему обо всех последних передрягах и о том, что я собираюсь уйти из стаи. На что мне Лорд внезапно сказал:
"Лучше подумай пока. Если ты уйдешь - Ворону будет очень тяжело."
Дословно, конечно, не помню, но фраза была примерно такова.
Почему-то для меня это оказалось сильным аргументом. И я, дурак, решил не уходить пока, во что бы то ни стало.
И терпеть Люську.
А Люська, видя, что я никуда особо не спешу, решила выпендриться. Очевидно она, как и я, считала, что ей в стае рады куда больше, и решила меня пару раз спровоцировать на срач.
Ну, мне-то что? Я вроде как все равно пытался уйти, мне было по большей части параллельно, а посраться с ней лишний раз - крайне охота, ибо весело.
Один раз она устроила со мной срач.
Ещё один.
Дамочка из фаннибаллов пыталась влезть в это все счастье, но куда там. Тоже мне, третейский судья.
В конце концов Ворон исключает из беседы Лютца.
Самое смешное, что я ждал, что вслед полечу я. Авотхуй.
Это потом мне Ворон рассказывал, как она в личку ему писала, подхныкивая, мол "за щтоа?" и "я надеюсь, что это не из-за какого-то особого отношения к Волку". Говорит, мол, "я хотел написать, что ДА, блять, из-за особого", но решил не делать этого.
В конечном итоге барышня потом выпендривалась перед всеми остальными, что это не её выперли, а она сама ушла, и что вообще "с этими мелкими я не хочу водиться".
Смешно, очень смешно.
А мне сейчас смешно оттого, что гроша ломаного не стоило это "особое отношение ко мне". И моё, нарождавшееся и впоследствии вылившееся в НУ ОЧЕНЬ, кхем, "особое отношение", тоже ничего не стоило.
Потом мне Ворон, которого я отчего-то взял за моду провожать после сходок, рассказывал, как это все счастье перетирают фаннибалы, как эта третейская девица "с высоты своих лет" пыталась заявлять в его присутствии, что все это "детский сад", и прочее такое. Детский сад - это мой срач с Люськой, ага.
А ещё он мне рассказывал, что его они вообще напрягают, и прочее такое.

А потом произошло ещё что-то интересное.
Была сходка. Примерно через неделю после того, как она свалила. Планировали что-нибудь наваять на асфальте мелками, просто так вот. Потому что - а почему бы и нет?
Фанниебы, блять, молодцы. Припереться на домовскую сходку и среди всего прочего - сидеть, ваять свои фанниебские темы. "Я читала Дом, но я не хочу, кококо".
Ворон ещё потом говорил, дескать "у них в конце концов свои сходки есть, но там почему-то они говорят о чем угодно, кроме Ганнибала. Могли бы и сами себе что-то такое сделать".
Ну, вполне логично, не так ли?
Тем более, что я оградил себе место, для своего воистину МАСШТАБНОГО проекта, пришедшего в мою дурную голову, когда народ начал писать цитаты из "Дома". А эта дура кудрявая ВЛЕЗЛА ТУДА, БЛЯТЬ со своим фанниебством.
Но не суть.
Уже все веселье начало клониться к окончанию, шел пятый час вечера, когда мне пришла в голову воистину безумная идея, на которую я израсходовал без остатка абсолютно все мелки подчистую, которые оставались после остальных или были ещё не использованы. Я использовал каждый мелок полностью, пока он не становился размером менее булавочной головки и терял свои писчие функции - надо ли говорить, что уже к середине писанины мои руки были в мясо?
Я, опять же, дурак, писал это всё для Йон.
Остальные уже начали собираться, половина народу ушла, осталась, по сути, эта самая горстка фаннибалов, Ворон и Вечная.
Меня попытались отвлечь от моего занятия, подтереть, подтоптать то, что я уже написал, лишь бы я отвлекся и пошел с ними. Дескать, в пиццерию. Думая про себя "я с некоторыми из вас на одном поле не сяду" и вообще куда более озабоченный своей росписью, я немного поругался, поогрызался, и шутканул одному, что "если ты от меня не отъебешься со своей пиццерией - я что-нибудь тебе сделаю, и мне за это ничего не будет, у меня справка есть". Та самая третейская дамочка наконец увела свою компашку, дескать "ту все равно налицо обсессивно-компульсивное расстройство, пошли". Ворон сказал, что пойдет провожать вечную и вернется, я ответил, что мне все равно ещё долго писать, и не придал его словам никакого значения.
Я не люблю истории. Я люблю мгновения.
Люблю ночь больше утра, луну больше солнца, а здесь и сейчас, больше любого где-то потом. Еще люблю птиц, грибы, блюзы, павлиньи перья, черных кошек, синеглазых людей, геральдику, астрологию, кровавые детективы и древние эпосы, где отрубленные головы годами пируют и ведут беседы с друзьями. Люблю вкусно gоесть и выпить, люблю посидеть в горячей ванне и поваляться в снегу, люблю носить на себе все, что имею, и иметь под рукой все необходимое.
Люблю скорость и боль в животе от испуга, когда разгоняешься так, что уже не можешь остановиться. Люблю пугать и пугаться, смешить и озадачивать. Люблю писать на стенах так, чтобы непонятно было, кто это написал, и рисовать так, чтобы никто не догадался, что нарисовано.
Люблю писать на стенах со стремянки и без нее, баллончиком и выжимая краску прямо из тюбика. Люблю пользоваться малярной кистью, губкой и пальцем. Люблю сначала нарисовать контур, а потом целиком его заполнить, не оставив пробелов. Люблю, чтобы буквы были размером с меня, но и совсем мелкие тоже люблю. Люблю направлять читающих стрелками туда и сюда, в другие места, где я тоже что-нибудь написал, люблю путать следы и расставлять фальшивые знаки.
Люблю гадать на рунах, на костях, на бобах, на чечевице и по «Книге Перемен». В фильмах и в книгах люблю жаркие страны, а в жизни — дождь и ветер. Дождь я вообще люблю больше всего. И весенний, и летний, и осенний. Любой и всегда. Люблю по сто раз перечитывать прочитанное. Люблю звуки гармошки, когда играю я сам.
Люблю, когда много карманов, когда одежда такая заношенная, что кажется собственной кожей, а не чем-то, что можно снять. Люблю защитные обереги, такие, чтобы каждый на что-то отдельное, а не сборники на все случаи жизни. Люблю сушить крапиву и чеснок, а потом пихать их во что попало. Люблю намазать ладони эмульсией, а потом прилюдно ее отдирать.
Люблю солнечные очки. Маски, зонтики, старинную мебель в завитушках, медные тазы, клетчатые скатерти, скорлупу от грецких орехов, сами орехи, плетеные стулья, старые открытки, граммофоны, бисерные украшения, морды трицерапторов, желтые одуванчики с оранжевой серединкой, подтаявших снеговиков, уронивших носы-морковки, потайные ходы, схемы эвакуации из здания при пожарной тревоге;
люблю, нервничая, сидеть в очереди во врачебный кабинет, люблю иногда завопить так, чтоб всем стало плохо, люблю во сне закинуть на кого-нибудь, лежащего рядом, руку или ногу, люблю расчесывать комариные укусы и предсказывать погоду, хранить мелкие предметы за ушами, получать письма, раскладывать пасьянсы, курить чужие сигареты, копаться в старых бумагах и фотографиях, люблю найти что-то, что потерял так давно, что уже забыл, зачем оно было нужно, люблю быть горячо любимым и последней надеждой окружающих, люблю свои руки — они красивые — люблю ехать куда-нибудь в темноте с фонариком, люблю превращать одно в другое, что-то к чему-то приклеивать и подсоединять, а потом удивляться, что оно работает. Люблю готовить несъедобное и съедобное, смешивать разные напитки, вкусы и запахи, люблю лечить друзей от икоты испугом. Я слишком много всего люблю, перечислять можно бесконечно. А не люблю я часы. Любые. По причинам, которые утомительно перечислять. Поэтому я этого делать не буду.

Каково было моё удивление, когда приблизительно через сорок минут Ворон появляется рядом со мной. Он сидел у начала всей этой писанины, которую за эти сорок минут рассмотрели бесчетное количество раз прохожие зеваки, подивился прогрессу. Сидел и курил, глядя на мои выписывания - а писал я, на самом деле, довольно быстро - по крайней мере очень старался. Пальцы затекали, скреблись о плитку парковых террас, я уже думал сократить текст, но тут же себя одергивал. Когда дошел до фанниебской писанины - злился, но все равно писал дальше, жалея, что из-за этой хуйни достаточно ровный квадрат письма сбивается. Периодически мы переговаривались - я старался что-то говорить и подшучивать, чтобы ему нескучно было сидеть. И удивлялся тому, что он сидит - вот так вот, напротив, и ждет. После его прихода я вообще не делал никаких перерывов и строчил, строчил, строчил...
И только после четырех, кажется, с половиной часов, я закончил. Ворон пошел это все снимать, а я сел и наконец-то закурил - пальцы уже, кажется, не разгибались. Я был дико голодный, и вроде что-то удалось мне сцапать - на один зуб, что называется, но курить хотелось больше. Было довольно холодно, но ощутил я это только после того, как закончил писать.
Наверное, это - вся суть моих действий. Я знал, что долго надпись не продержится, на следующий день обещали дождь - и он пошел, но особо ничего не смыл. В любом случае, через несколько дней там бы едва ли что осталось, а тот, для кого я это писал, все равно вряд ли бы это воспринял хоть как-то, но я все равно упорно действовал.
Даже если я знаю, что едва ли смогу чего-то добиться, я прилагаю дикие усилия. И я настолько привык, что в такие моменты я совершенно один, что факт появления Ворона после его "я провожу и вернусь" стал для меня чем-то крайне неординарным.


И я в конце концов решил.
В самом конце марта я написал ему, что хочу встретиться и обсудить кое-какие стайные вещи. 4 апреля мы встретились.
Я достаточно долго говорил о более отвлеченных или отдаленных вещах, прежде чем озвучить свое предложение стать вожаком. На самом деле я дико боялся, что он воспримет как... узурпацию? Да, что-то вроде того. Однако я был несколько удивлен, когда моё предложение нашло понимание и отклик, ну и более того - когда оказалось, что он сам думал мне это предложить, но опасался, что я буду слишком занят своими делами и откажу.
И как сейчас забавно наблюдать, когда вдоль и поперек пересказанную данную историю некотрые предпочитают "забыть" и сомневаться в том, что произошло это по нашей с Вороном обоюдной договоренности.
Ворон, начнем с того что, тогда вообще сомневался, будет ли он через полгода в Краснодаре.
Причин тому было достаточно много - и занятость Ворона предстоящими экзаменами, и неизвестность, и то, что он не считал себя достаточно жестким, чтобы все контролировать, и многое другое.
А меня настолько начали бесить выходки этой фаннибальши и то, что мне говорил Ворон, что я решил, что просто так этого не оставлю.













Собственно, вот такие пироги были, с котятами. Сказать, что и меня, и Ворона с этого финта ушами вынесло - ничего не сказать. Просто... Ну как? Я до сих пор воспринимаю просто данную выходку со стороны фанниебки как лютое неуважение к человеку. "Эгегей, бля, чуваки, го тусить!" - и насрать на то, что он, находясь в беседе, в случае чего мог бы и сам написать.
Впрочем, куда там, ей же скоро тридцатник с её слов, она все знает лучше всех.
Знавал я придурочных тридцатилеток, лол.
Самое забавное было то, как мы это обсуждали четвертого апреля.
Я - несущийся на Аврору после пар на всех парАх, с куриной ногой в зубах, и он - посмеивающееся с моих выходок глазастое создание. Я тогда почему-то поймал себя на мысли о том, что он красив.
А ещё в тот день была прекрасная погода. Сперва - пасмурно, потом - дождь с солнцем.
Я ему тогда ещё сказал, что в такую погоду кицунэ женятся. "У нас, у японцев".
А ещё мы прогуливались по Красной, я опять рассказывал и рассказывал что-то, мы разглядывали камни на Доме книги, жрали мороженое. А когда уже я пошел его провожать на трамвай - я рассказывал ему о веществах. И о Flesh & Space.
Сказал ещё тогда - мол, учу тебя плохому.

Сама сходка, после которой я, собственно, и стал вожаком... Скорее так - я больше присоединился к Ворону, нежели стал единоличным управленцем.
По крайней мере, я ощущал это так.
А ещё - и это было очень странно - но кажется именно тогда был установлен тактильный контакт. Достаточно тесный, с одной стороны (нарушение границ "личного пространства" налицо), а с другой - я особо не придавал этому значения. Все было в полушуточном ключе, все было весьма весело. Всем было весело.
Такая ирония, честно говоря.
Не суть. Мои шуточки доходили до того, что один раз я развернул его лицо к себе, обхватывая пальцами подбородок - понятно, думаю, как это выглядит, хоть и звучит несколько топорно. Речь шла о поцелуях, я не помню, о чем конкретно, но я сделал это исходя именно из данного контекста - мы ещё тогда почти вышли с центральной аллейки парка на затоне, к набережной. Но я даже не думал тогда об этом, самое смешное. Я просто показал, что иногда при желании просто разворачиваешь кого-то к себе таким образом, прижимаешь к себе, ну и окончательно наглеешь. хДД
Тогда я не собирался так наглеть, это была лишь шутка. Есть у меня в арсенале подобные шуточки.
Нельзя сказать, что меня не тянуло - опять-таки, подобные "шуточки" у меня тоже не с пустого места возникают. Но я совершенно не придавал этому значения.
Я вообще был до определенного момента абсолютно слеп в отношении собственных ощущений.
До Красной мы тоже шли интересным образом - я, кажется, решил охладить его спину. Своими руками. хДДД Да, в тот день барьеры относительно тактильного контакта рухнули, и... блять, ну никто не был против. Тем более, что это было не односторонне, хоть и куда сдержаннее с его стороны.
Это же я, в конце концов.
В конце концов, во многом эти шуточки произрастали из того, что почти сразу стая принялась нас - опять же, блять, в шутку - шипперить. Причем шуточки полились почти сразу после "официальной части" как из рога изобилия. Я же не мог пройти мимо такой милой провокации, в конце концов.
Потом пошла всякая ходьба за руки и прочее такое счастье. Шутки продолжались и продолжались, я поддерживал это, но не более того.
Вечером, конечно, была заварушка с фаннибалами. И через день. Мы переписывались с Вороном по этому поводу отдельно в личке. Он иронизировал по поводу того, что там мне предъявляли, кидал скрины переписки фаннибалловской беседы, в общем - заговорщики ещё те, что называется.
"Кстати.О Стокгольмском синдроме мы уже пошутили:Все тебя жалеют,любят,мерзнут ради тебе на морозе и...дра-бадам-тсссс....ЭТО МЫ БЕГАЕМ К ТВОЕМУ УНИВЕРУ,ТРАТИМ СВОИ ДЕНЬГИ НА ПРОЕЗД,И ДАРИМ ТЕБЕ ТЮЛЬПАНЫ!
Вот так-то.А ты и не знал.Похититель ты наш.Детских душ.Слушай,прям Лось."
Ага. Шаман - ловец детских душ. Вернее сказать, пиздец детских душ. Зэк татуированный, пахан весь из себя, ну и прочее такое.

И на некоторое время - затихло. Я свыкался с новой ролью, размышлял по поводу диверсии против Терской (суммировав и слова Ворона о том, что она пиздела насчет их "отношений", и то, что она говорила ещё про него за глаза), а ещё думал, что бы такое запилить, чтобы по-Домовски. На паре сходочек была тишь да гладь, вернулись старые товарищи, явились новые, все слишком удачно складывалось...
До 17 мая.
Хотя на тот момент это нельзя было назвать неудачей.
Эту историю я обычно считаю достаточно забавной, по крайней мере начиналось все, если исходить из моего восприятия постфактум, довольно смешно. Но вообще, несмотря ни на что, я считаю, что это был хороший день. Вспоминая об этом не хочется думать о том, к чему оно привело.


Ночь музеевв - 16-17 мая. Я вообще не планировал оставаться на ночь тусить в городе, к тому же был не в очень приятном расположении духа. Однокурсница сослалась на невозможность заночевать у неё, и я для себя решил, что уеду в 8 часов.
Опоздав на полтора часа от установленного мной же времени и заметив издали компашку фанниебов я, like a Jesus, прошелся по водице аврорского фонтана. Весь такой с павлиньим пером, да расписанный чуть ли не под хохлому.
И знаете... в этот день было слишком здорово и весело, чтобы я захотел уходить в 8 часов.
Мы шлялись вдоль Красной, дурачились, вроде бы даже носились по улице. Я позабыл обо всем прочем вообще - казалось, проблемы разом отступили. Стая мерила шляпу Ведьмы, и кто только её не тягал. Шутковали по поводу того, что мы ходим в ногу и под ручку с Вороном, потом нас за буйное веселье и шум выгнали из Сабвээя... Такие вещи запоминаются в основном достаточно расплывчато.
Зато я помню, из-за чего конкретно решил остаться.
Я встретил своего знакомого чувака, того самого, который у нас в городе известен годными косплеями на Моцарта прежде всего, и который фотографировал мой Climax together (просто уж сколько общаемся, а я даже не знаю, как мне их с девушкой называть ._______. ) в очереди в музей Фелицына, в который мы так и не попали в ту ночь. Мы с чуваком условились, что надо бы нам позднее вместе затусить, и что позже обязательно спишемся.
Не списались.
Медленным шагом мы плавно шли по Красной, разглядывали все вокруг, сидели в парке, даже умудрились перед этим заглянуть в парочку музеев. Чем ближе была ночь, тем яснее я осознавал, что скорее всего не свяжемся мы и не спишемся, а это значило, что надо что-то думать по этому поводу.
И тут Ворон внезапно говорит, что у него дома никого нет, и что я могу остаться у него.

Где-то в этот самый момент на задворках моего сознания пробежал одинокий таракан, пискнув с намеком: "чуваааак!"

В ментального таракана на автомате тут же полетел ментальный тапок. Самого таракана я вроде пришиб, ещё часа на два заставив его собратьев затихнуть, но я очевидно недооценил рвение и стратегию насекомых.
Уже в час ночи, когда мы распрощались с практически всеми представителями стаи, проводив до транспорта, мы пошли с Вороном к его дому.
К тому времени, видимо, тараканы воспользовались затишьем, выработали план, и потихонечку начали свою операцию.
Самые маленькие тараканы, очевидно, являлись пушечным мясом. Пока мы дошли до дома они пробежали ещё пару раз, один другого крупнее, а тапки, тем временем, заканчивались. Они попискивали что-то вроде "чувак, ну ты же ЗНАЕШЬ, чем это кончится!", я уже начал промахиваться, а тапки кончались.
Когда мои тапки кончились, а членистоногие пидарасы начали проползать уже раз в пятнадцать минут, я решил не обращать внимания на усатых жителей своей головы.
В конце концов, тут есть чем заняться, думал я. Пришел - а там и веер из павлиньих перьев, на который я долго залипал, и распитие чаев... Ну и моя болтология.
Я рассказывал много. Сперва в основном шутковал, показывал арты Рё, рассказывал обо всем этом счастье - с предысториями и прочем таком. Иногда мы выходили курить на балкон - после пары таких походов, где-то в пятом часу утра, уже потихонечку наало светлеть, мы пили уже незнамо какую чашку чая, а я все продолжал говорить, лишь бы избавиться от навязчивых тараканов.
Но пидарасы членистоногие оказались куда хитрее и продуманнее меня!
Постепенно, побегав туда-сюда и убедившись, что тапки у меня кончились, и что я уже якобы их не слышу и не вижу, они решили действовать от противного.
Есть во всяких детских постановках схематично нарисованные и выпиленные из фанеры деревья. Выглядят забавно, хотя уже мало где появляются, но по всяким рекламам вроде "фруктовый сад" можно получить представление о данном виде декораций.
А теперь - картина. На задворках моего сознания начинает постепенно расти РОЩА.
УСАТАЯ РОЩА.
:hash2:
Маленькие таракашки прятались под кустиками аналогичного свойства, везде шевелились тараканьи усы, и когда постепенно рощица стала небольшим таким леском, начались тихие шушуканья. Отменное средство внушения, настоящее психотропное оружие - шевелящие усами деревья. Внушат все, что хочешь.
И все мои разговоры, которыми я пытался столь усиленно себя отвлечь, начали клониться к одной-единственной теме. Вернее, я ходил около неё, но тем не менее.
А потом начало светать, мы стояли на балконе и курили, я периодически поглядывал на Ворона, и в эти моменты мой усатый лесок делал единодушное восхищенное "ааааах!"
Это были ещё довольно милые и романтичные тараканы.
А потом стройным шагом начали выходить натуральные, вековые ДУБЫ-КОЛДУНЫ.
В дело вступила тяжелая артиллерия. Они понимали, что несмотря на кажущуюся стойкость, моя воля скоро будет сломлена. Точнейший расчет, великолепная, продуманная стратегия - мои тараканы не просто боевые, они изучали 36 китайских стратагем, они настоящие мастера своего дела.
И класть они хотели сво...и усы на мои жалкие возгласы вроде: "но мы же... из одной компании... А вдруг потом какие-то проблемы будут? А вдруг что-то пойдет не так?"
Да, я все же достаточно дальновиден, это факт. Но полчищам отборных, упитанных похотливых насекомых плевать с высокой вышки жеваной морковкой хотелось на всю мою дальновидность.
Их, кроме того, целый месяц подкармливали шипперы, а значит одолеть мою жалкую 45-килограммовую тушку им не составляло никакого труда.
Я начал терять позиции под натиском самых крупных из них, которые уже не шушукали, а вполне так разборчиво агитировали меня в сторону каких-то решительных действий. Кажется, держался я всего лишь одну чашку недопитого чая, пока меня обрабатывали говорящие усатые деревья.
И когда мы уже пошли в комнату Ворона, членистоногие пидарасы побросали нахуй все свои фанерные деревья, развернули транспаранты с надписями типа "NOW! KISS HIM!", и начали скандировать "давай!", прыгать и улюлюкать.
После моего обреченного "ладно... но только один поцелуй!" они разразились одобряющими воплями и открыли шампанское.
Самый крупный таракан, прятавшийся под очень толстой секвойей - очевидно, главнокомандующий - взял на себя обязанности по руководству мной.
Прежде, чем я все-таки это сделал, потеряв последние остатки здравого смысла, прошло по меньшей мере минут 40, если не полтора часа. Мы дурковали, в шутку боролись, чем-то кидались, все время смеялись - и одно только то, что мы в принципе тусили на кровати давало моим охамевшим животным возможность хлестать шампанское в ещё больших дозах и дышать им в меня, хотя я и без того дурел.
Периодически Главнокомандующий кричал мне - "ДАВАЙ!", когда по его мнению наступал наиболее удачный момент. Но в следующий момент Ворон либо уворачивался, либо я просто давал ему возможность выскользнуть (особенно поначалу, пока все ещё собой владел), и усатый с горечью махал лапой, с тяжелым "ээээх!.." схлопывая рюмашку водки.
Борьба с пьяными насекомыми была бессмысленной и беспощадной, как и они сами. Их было больше, они были сильнее, слаженнее и коварнее, а ещё сам того не зная на их стороне был Ворон - со своей физической близостью, крайней симпатией и шуточками, некоторые из которых он призносил так, что я уже в конечном итоге забился в угол возле зеркала с шипением "ты из меня сейчас педофила сделаешь!". А ему что? Ему смешно. А когда ему было смешно - мне становилось только хуже.
Примерно в тот же самый момент моя крепость благоразумия рухнула окончательно.
Главнокомандующий, которого достало то, что я все тяну и пытаюсь держать себя в руках, окончательно обнаглевший после смешения водки с шампанским (извращенец) скомандовал мне:
"Значит так! Разворачиваешь его к себе, берешь руками за плечи и опрокидываешь его на спину на кровать! Живо! И никаких отговорок!"
Я был бессилен. Упустив первый удобный момент, когда я мог это сделать, я - наблюдавшие тараканы замерли, и на мгновение воцарилась мертвая тишина - кинул Ворона на кровать и налетел сверху как коршун.
Эро-тараканы открыли красное вино, и в моих ушах звенело от их бокалов. И едва их стройный хор протянул громогласное "УРАААА!" - как я отстранился.
Членистоногие снова замерли и затихли.
Я смотрел на Ворона, и в голове как в ускоренном воспроизведении проносились все мои доводы "против" этого, за которые я доселе отчаянно держался. Честно говоря, я до последнего думал, если не надеялся, что он вообще сразу меня оттолкнет, а мне хватит лишь удовлетворенного любопытства, и я успокоюсь.
"Я, наверное, плохо целуюсь, да?" - тиииихий-тихий голос и громадные серо-голубые глаза, воззрившиеся на меня - я тут же отчетливо услышал, как все носившиеся в голове доводы стремительно улетают в неведомые зеленые дали.
Буркнув что-то "даже если бы и так - научил бы" я снова ринулся в бой, попутно крикнув вновь начавшим торжество вредителям: "это будет ТОЛЬКО поцелуй!"
В ответ на это мне был хор хохочущих голосов.
Через час они меня убедили, и когда я ушел в душ, эти сволочи перешли на абсент.

Даже если бы я мог описать то, что там происходило - я бы никогда этого не сделал. Да и к тому же - все было исключительно на уровне эмоций и ощущений, чего со мной до того момента не было уже очень долго. За исключением одного-двух раз - несколько лет, ибо в большинстве случаев секс превратился для меня в довольно-таки наскучившую механическую работу. По крайней мере так оно стало восприниматься после него. Это было как наваждение, очнувшись после которого я мог только улавливать в памяти прекрасные картины этого лица, мимика которого была воистину неподражаемой, всего тела... а ещё у меня безумно болела шея и были расцарапаны руки.
Сперва я, обнаружив в маршрутке царапины на своих руках, даже удивлен был, откуда они могли взяться.
А потом он напомнил. И перед глазами тут же предстала та самая сцена - в таких ярких красках, что челюсть свело.
Я обычно не склонен к мазохизму, по крайней мере к физическому. И чаще всего, когда мне пытаются укусить шею, мне действительно больно и приятного я в этой боли не нахожу, но не в этот раз. Я не только позволял ему это делать ещё не единожды - мне это действительно нравилось. Хотя все равно сказал, что сильно кусаться не надо, на что мне сказали, что оно "само кусается".
Дикая была эйфория. Дичайшая. Редкая. И не только у меня. Когда я получал эти сообщения, мне кажется, я расцветал больше прежнего.
Я умилялся с его фото, на котором был виден единственный оставленный мной синяк. "На солнышко похож", как он сам говорил, и это было слишком мило.
А ещё потом с неделю, с какой-то непонятной гордостью носил на шее данный им платок, чтобы прикрыть все это сумасбродство. Причем, когда засосы немного сошли, я носил платок исключительно для вида. Под ним все равно все было видно, и мне это дико нравилось.
Даже с однокурсницей я решил как-то все это прекратить. Все совершенно было не то в сравнении с этой связью.

Последующие дни были наполнены ежедневной перепиской, запредельным количеством комплиментов с моей стороны, иногда мелькавшим заговорщицким обсуждением третьих лиц, вроде Люськи или Терской и какой-то страшной лёгкостью общения.
Ага, и палевом своей фиолетовой шеи напропалую. Сам сказал, что ему нравится. От меня он получил лишь пожелтевшее пятнышко. "солнышко", господи боже мой - слишком мило для моих похотливых мыслей и намеков, настолько мило, что все они разом скукожились и задымились, как вампиры под лучами солнечного света.
А 24 числа мы совершили налёт на Терскую и Ко. И я сделал то, что хотел - я отбил у неё прежде всего всякое желание лезть ко мне хоть напрямую, хоть через третьих лиц.
И маленькая месть за Ворона, хотя он и жутко нервничал. Но по крайней мере, хотя он меня в мае и упрекнул в том, что во время раскола стаи я не присутствовал и все шишки летели на него, я прояснил этот момент. Потому что это было моих рук дело - изгнание Терской и её когорты из Девятой.


Но перед этим...
23 числа была очередная сходка. В Дендрарии. Одна из, наверное, самых веселых и атмосферных сходок вообще, когда надо мной стебались по поводу того, что у нас есть новенькая-ВерОника, распивали, буянили, плели фигурные ограды из ниток на деревьях, стебались над Ясенем, надо мной, друг над другом... А потом на Ворона напал злой-страшный клещ, и я сперва с ним в больницу побежал, потом, когда нас отправили в далекий травмпункт, решился сам на операцию, прошедшую более чем успешно. В полевых условиях я умудрился сделать все очень аккуратно и без последствий, хотя некоторые сторонние наблюдатели жутко паниковали. Потом я утешал Ворона, на основе чего Дикий свой арт наваял. В поведении с той, нововожацкой сходки, для стаи все равно ничего не изменилось, эдакое подыгрывание стае в её шуточках про главный ОТП.
А ещё в этот день у Ворона была фотосессия для выпускного альбома, в том же дендрарии, и он как был в майке и бриджах, так туда и пошел. Ну, правильно все - как я шутковал, "в моих самых лучших традициях". Собственно, именно из-за этого мы и не поехали ни в какой травмпункт.
Его фотосессия была вообще отдельной историей. Ещё накануне я шутковал в личке:

"Нужно будет сориентироваться по времени.Я не знаю,во сколько линейка и во сколько она закончится.Но я знаю,что в 16:45-17:00 мне нужно быть в дендрарии :/ И вот этот промежуток между концом линейки,который неизвестно когда,и дендрарием свободен.Осталось узнать,пару часов там или пару минут с":

Александр 14:29
Ох, боги мои. Хоть с тобой езжай и по кустам со стаей ховайся. ХДДД

Виктор 14:32
Черт!Я представил! Остановите истерику.Стая по кустам и позирующий с миной а-ля "Да в рот я **ал ваши фото" Ворон.Картина даже не маслом.Кровью.

Александр 14:34
ХДДДД ага. И Волк, сидя на дереве, отстреливает всяких тян из рогатки, которые тормозят процесс. ХДД

Виктор 14:35
В итоге отстреливает весь класс,и довольная стая убегает в закат :}

Александр 14:37
Дя! :} вот именно так!
Ибо нехуй. ХДД вожаки Девятой должны быть как попугайчики-неразлучники. ХДДД"

Ну, что-то похожее я и разыграл. Сперва по-над деревьями и кустами шутливо якобы прятался на потеху всей стае (в красной куртке это мне особенно хорошо удавалось), потом сплел себе камуфляжный веночек из травы и выглядывал из-за деревьев. Некоторые подключившиеся докладывали мне, что они видели, и в итоге все превратилось в милый такой фарс. В итоге я гордо вышел из-за кустов и сховал Ворона, когда все закончилось, раскланиваясь и снимая венок перед девицами, говорившими: "А мы тебя видели!".
Большая часть стаи давно разбрелась, и в итоге остались только мы вдвоем, да Вечная с Ясенем. Который предложил нам сходить на заброшенное здание - и я сразу почуял, что скорее всего это тот самый заброшенный медцентр, где я тусил с джейрокерами пять лет тому назад.
Пока Ясень пугал Вечную я выжидал удобный момент, и когда уже мы дошли до крыши... я попросил Ясеня и Вечную спуститься вниз. На крыше гулял ветер, быстро темнело, нам уже пару раз позвонили Ясень и Вечная, я уже понимал, что не успеваю на свой транспорт, но мне было абсолютно наплевать. Я нагло целовался с Вороном, а вокруг зажигались огни окон.
Потом мы быстро спускались, а на последних этажах я не выдержал и припер его к стене.
Или он меня?
Нет, все же он меня, ибо для меня проявление чужой инициативы - слишком редкое удовольствие, а тогда я был страшно одурманен происходящим. Я четко помню только прорезавший сумрак в разрушенном здании его оскал, который я в принципе никогда бы не забыл.
Я оторвался от Ворона только тогда, когда к нам начал подходить Ясень. Выходя из здания я все равно за его спиной украдкой целовал Ворона, а когда мы вышли на улицу и пошли на остановку - я просто старался на Ворона не смотреть, потому что моя идиотская улыбка выдавала меня с головой.
Мы проводили этих двоих. И стояли с Вороном на остановке... долго стояли, потому что я намеренно пропускал маршрутки одну за другой. Украдкой целовались, на моё счастье на остановке практически не было людей, и... нам _обоим_ не хотелось расставаться в этот вечер. Это я четко помню, потому что мне это говорил он сам именно в тот момент. Когда мы сидели на лавке, на этой крытой остановке, сидели рядом и держались за руки, болтая о чем-то отвлеченном.
Именно тогда у нас появилась традиция - я целовал его каждый раз перед тем, как сесть на транспорт.
Я помню это, потому что сразу как я сел, в моей голове ассоциативно возникли строчки из песни. И до самого прибытия домой я слушал the Cure'вскую "the same deep water as you".
Так она у меня в памяти и осталась.

На следующий день пошло первое признание с моей стороны:
"Вообще… у меня это очень странно. Я в безумно странном положении.
Сперва я тебя как друга воспринимал. Да, объективно я воспринимал тебя красивым, но о чем-то ещё не думал. Не имею привычки всех симпатичных людей вокруг меня воспринимать как сексуальный объект.) в отличие от… гм, да.
А в последнее время, эдак пару месяцев назад, я понял, что ты мне нравишься. Начал ловить себя на мысли. Но при этом как-то забивал все это, не придавал значения. А потом нас начали шипперить. ХДД у меня такие шуточки довольно "плохо" заканчиваются, если человек мне нравится. А когда я был у тебя дома… гм, знаешь, это было похоже на какое-то медленно раскручивающееся колесо. Сперва, вечером, мелькнула какая-то задняя мысль, с частотой ≈раз в час. Пришли к тебе домой - оно все чаще, все явственней, и уже часов с шести утра - ещё чаще. Потом я уже начал это обдумывать - "а стоит ли?" и "не оттолкнет ли?", а так же: "сейчас или позже?"

В конце концов я не выдержал. Может, сказалась физическая близость вообще в тот момент, может что-то ещё. Только вот обычно я к таким вещам довольно холодно отношусь. К сексу у меня в принципе простое отношение. А тут - как в голову ударило. Я очень привязываюсь, с катастрофической скоростью. И ты мне все больше нравишься. Возможно, сказывается моя усталость, накопленная за пять лет, и я ищу чего-то более близкого, простого и приятного, а найдя это в твоем лице - хочется отдать то, что я не растратил и не использовал, потому что меня отталкивали. Все может быть. Но ты мне очень нравишься, вот. =__= "

Только вот "нравился" он мне тогда просто как человек. Ну, может ещё и внешне, да, безусловно. Но в любом случае какого-то романтически-сексуального подтекста там не было ровно до 17 мая.

После чего я вызвался его "реабилитировать" после экзаменов. Почти после каждого экзамена я приезжал к той школе, где он сдавался (обычно - к одной и той же), потом уводил его на прогулку. Чаще всего мы шли пешком - до дендрария, до заброшки...
Он так смущался, когда я это предложил. А я почему-то так радовался.
В первый раз мы пешком дошли до той заброшки. По дороге я хулигански обрывал вишни, шутковал про "на самом деле я люблю себя, но с собой у меня крайне сложные отношения - я регулярно себе с кем-то изменяю", мы глазели на один живописный дворик, я опять что-то вещал... А потом, под крышей (и на крыше) мы пили пиво и я рассказывал о Миядзаве.
И мы снова целовались.

А 30 числа я бесцеремонно (по моим меркам) завалился к нему домой после фестиваля красок. Весь страшный, желто-сине-зелено-розовый, абсолютно невменяемый и дико довольный. Я помню, в ту ночь был дождь - вот как сейчас, когда я пишу. Мы о чем-то тихо беседовали и я лежал у него на коленях после того, как я вылез из душа. Мы выходили на балкон курить - в дождь, глядя на фонари, я снова включал the Cure и сакурайскую Ameon no Chopin wo shirabe.
И несмотря на то, что на балконе меня бесцеремонно повалили на раскладушку (или, господи, что там был за предмет мебели?), я наверное был слишком сильно занят лирикой. Хотя, конечно, было очень приятно. Я любил эту резкость и смелость действий.
В эту же ночь меня спросили: "Скажи, ты представляешь его (Йон) на моем месте?". И совершенно честно я ответил, что когда я с кем-то нахожусь - я нахожусь именно с этим человеком рядом, и никого не представляю. Хотя, честно говоря, вопрос удивил меня - о таком меня никто и никогда не спрашивал.
А ещё, помню, в предрассветное время, когда уже начало светать, он мне сказал, что если бы мог достойно рисовать, то он бы нарисовал меня. Ему нравилось моё тело.
Сказать, что в этом отношении мои чувства были полностью взаимны, а мысли - похожи, это ничего не сказать.
А ещё - его лицо в утреннем полумраке. Безумно красиво.
Я что-то судорожно шептал, а он, в своем забытии, ничего не помнил. Хотя то, что я шептал было в любом случае связано с его неописуемой красотой в тот момент. Неописуемой хищной красотой, с которой никто не мог бы сравниться.
И снова дикие засосы.
Мы тогда снова не могли никак расстаться. Дождь за окном, а мы стоим на кухне, как дураки, держась за руки или обнимаясь, целуясь и улыбаясь. Он уже опаздывал, а мы стояли. Как дураки. И улыбались. Как дураки.
Но ему надо было к репетитору, поскольку впереди был очередной экзамен, а я... Я доехал до Солнечного острова. Несмотря на холодный дождь я бродил по парку словно во сне, курил и слушал на бесконечном репите The same deep water as you.
Наваждение.

И уже первого числа я взорвался. И ушел от Йон.
До сих пор считаю, что когда я об этом сказал Ворону, он несколько... хм, не то что бы запаниковал, но понял, что это как минимум для него нехорошо.
Но мне тогда было по большей части все равно. Да, я извинялся в личке перед Вороном, что "форсирую события" - но после него я понял, что больше мне ничего и никого не хочется.
И в тот же жень я сменил кличку на Шамана.
Через день мы снова встретились.
Кормил ребенка клубникой, и мы снова гуляли... если я правильно помню - в дендрарии.
Тогда даже, вроде как, дождь пошел.
Помню все очень смутно и скорее образно, чем ситуативно.
Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

15 числа я уже посетовал ему в личку на то, что он меня приколдунствовал, и что это нехорошо - то, что я, просматривая стайнофоточки, все время задерживаюсь на нем взглядом.
Примерно в это же время, хотя вроде даже ранее, мы встретились с Шакалом. Мы поговорили о том, о сем, о том, что стая у нас "дослэшилась", и получаю в ответ:
"а ничего удивительного. Я с самого начала знала, что у вас что-то будет".
Ровно то же самое мне потом говорил Лорд. Оба раза я очень удивлялся, потому что... Ну блять, я и в ус не дул ровно до того часа, как Ворон мне не сказал, что у него дома никого нет.
Даже Ворон лучше меня понимал, что что-то будет. Он мне потом сказал, что накануне ему... приснилось кое-что.
Я ему вообще так "знаменательно" снился, судя по переписке.
И ещё кое-что чудное мне выдал Шакал. То ли я такой внушаемый, то ли идиотина лыжеобутая и слепошарая, но мне категорично выдали:
"Ты уже его любишь. Не спорь."
Я пытался спорить. Но и он, и Дикий, мне твердили одно и то же.
К сожалению, они оказались правы. Я это понял только на свой день рождения.

16 числа я плюнул на свою усиленную подготовку к пересдаче и рванул на внеочередную встречу стаи.
Пошли фанфики, Ворон перекрасился в сине-черный, ещё одна ламповая встреча и приятный ливень, обрушившийся на нас. Дурковали, просили кипяточек, бесцеремонно заваривали свои чаи, и... и меня самым наглейшим образом пытались провоцировать, я шипел и едва ли не кусался, но ему - хоть бы хны. В этом вся вороновская суть.
Сперва мы с Вороном пошли провожать... кажется, Актрису, до трамвайных путей. Потом уже я шел вместе с Вороном. Мы затаились в конце аллейки на подходе к его дому, на лавочке. Целый час говорили, говорили... говорил преимущественно я, конечно же. О том, что с нами происходит, и что это не криминально.
Я, дурак, в то время ещё жертвенно так собирался помочь Ворону с этой его братенькой, в случае чего. И поддерживал, и прочее бла-бла-бла. Дурака кусок.
И как тогда, так и сейчас, я искренне не понимал - как, вашу ж мать, можно было, будучи закрытым человеком, пустить кого-то из, в первую очередь, своей закрытой компании, в свою постель, трижды перед этим не подумав? Я, с одной стороны, считал свой поцелуй довольно опрометчивым поступком, из серии "пан - или пропал" - даже несмотря на долгую, хоть и бесплодную, борьбу с собственными тараканами. Но он! Человек, которого я считал взвешеннее себя, вдумчивее себя, в некотором роде - взрослее себя...
Он ведь даже сказал мне, что ему накануне нашего первого... ээээ... rendez-vouz ему приснилось, собственно, то что впоследствии и произошло. Что мы переспали.
То есть, господи боже, он думать об этом начал ДАЖЕ раньше, чем об этом начал думать я! Я, человек который априори валил в лучшие годы в свою постель все, что хоть более-менее симпатичное в радиусе 100 метров - я об этом не думал ровно до того момента, как он не предложил у него переночевать.
А тогда, глядя на все это, я вроде с одной стороны и понимал частично, что к чему, но и акценты все же делал на другом, и вообще считал себя кругом виноватым, при том, что - господи, ну заполучив ТАКОЕ как я вообще мог от этого отказаться после, практически, восьми лет ебанного пиздеца, КАК? Даже из самых альтруистичных побуждений.
И вроде все вернулось в то же русло. Мы шутковали в беседе и в личке, я его смущал всякими своими откровениями, а ещё я спалил, что он как минимум треть своих аудиозаписей тихо тягал из моих. хДД Но это наоборот было очень здорово.

20 у меня был последний зачет. Который я не сдал, но благодаря этому и осенней пересдаче я начал хорошо общаться со своим падаваном, Денисом.
Но не суть.
20 числа мы были на ещё одной заброшке. И там её рассмотрели, и здесь, вот только как на верхние этажи забраться так и не поняли.
Целовались в одной из бетонных ниш, рассматривали площадку в низу дома, пугались всех шорохов, боясь что нас кто-то застукает.
В конце концов нам это надоело, и мы вышли с заброшки во дворы.
Наглости, наверное, не было предела. Мы сидели во дворе какого-то дома, дурачились и говорили какую-то ерунду в типичном стиле для какой-нибудь парочки. Тогда я вообще не задумывался, что что-то может быть иначе, смотрел на него снизу, положив голову на его колени и думал, как же все здорово.
И вроде даже совсем недавно я помнил наши диалоги, но... уже, кажется, нет.
Многие такие, хорошие вещи, я в последнее время забываю. Именно детали.
Может и вспомню как-нибудь.

А 22 июня был мой день рождения.
Наиболее широко отпразднованный, наверное, за все время.
Я снова опоздал. Я всегда опаздываю, но в этот раз я особенно хорошо опоздал.
Я распевал песни Пикника. Прошел ливень, от которого мы как только ни укрывались. Я не отпускал Ворона, наверное, ни на шаг от себя - хотя в самом начале мне пришлось с ним немного побегать. Слишком весело и легко, мне это сносило крышу. Все, всроде как, свои. Всем весело. Всем здорово. И шуточки, шуточки постоянные. На трамвае ехали - нас со спины сняли. На подходе к квартире и на квартире. Мы выглядели так, будто это вообще нормально, будто всегда так было - что мы вдвоем.
Слишком легко, слишком непринужденно.
А ещё он мне подарил тот самый кристалл кварца, висящий на моей шее. И я ему обещал, что никто, кроме него, не снимет его с меня.
Я, наверное, мастер давать дурацкие сентиментальные обещания и стремиться ревностно их исполнять.
Я пил - но не пьянел. Я пел - и пел как сумасшедший, когда Енот решил поговорить с Вороном о его предполагаемом ещё на тот момент отъезде.
Я орал Omae no inu ni naru, как бы выражая этим все, что я чувствую. Наверное, когда Актриса попросила меня следом спеть Dakishimetai, я делал то же самое - но тогда старался какую-либо ревность подавить ещё в зародыше, поэтому для меня тогда это было просто лиричной песней.
Тем более, что тогда я обнять его мог когда хотел.
Мы курили на балконе, когда его покинули сбежавшие от нашего балагана Кё и жена, встречали рассвет, смеялись над пьяной Актрисой, что-то обсуждали... А потом случилось.
Я сказал это слишком непринужденно и буднично, наверное. Констатируя факт. Сказал просто потому, что захотелось сказать, ни на что даже не рассчитывая - тем более на ответ.
"Ворон, знаешь, я впервые за долгое время почувствовал себя живым. С тобой."
Я лежал у него головой на коленях, мы курили кальян, и я просто сказал то, что внезапно понял.
Ворон словно бы замер на какое-то время, а потом тихо произнес - "знаешь, я тоже. С тобой. Впервые за несколько лет, наверное, почувствовал себя живым".
И я опешил, потому что просто не ожидал.
Это, наверное, и снесло мне крышу совершенно. Мы лежали на одном из застеленных матрасов, обнимались, я говорил ему какие-то сентиментальные глупости - он, шепотом, мне иногда что-то отвечал. Иногда я целовал его, но больше говорил. Что-то даже шутил. Он был слишком очаровательным, слишком трогательным в этот момент.
И по-моему у него даже были слезы.
Я окончательно понял, что я пропал.

Да, мы совершенно не спали в тот день. Потом мы с ним побежали к универу, потом - в межвуз, после которого он пытался меня успокоить и накормить.
Осмотр для меня - вещь страшная, и я держался потом за его руку, как утопающий за соломинку. И он меня успокаивал.
Кормил ещё потом, чудо в перьях.) Я, на самом деле, с ума бы в одиночестве тогда сошел.

запись создана: 11.10.2016 в 05:54

@темы: Ворон, Tales of Lunatic Sun, ретроспектива

22:56 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
За Кейту она держалась.
Идиоты.
Нашли, в ком искать защитника своего бреда сумасшедшего.

Сесть в лужу, пытаясь найти поддержку своих бредней.
Затыкать нас.

Вот когда поймете, что все ваши отисы (Кейта, боги мои, дай пять, мы мыслим одинаково) и мирки с войнушками, где смерть обесценивается и умирать можно по сто раз на дню, когда все эти псевдомиры, надерганные у Толкина или кого еще, яйца выеденного не стоят - тогда может и поговорим.
Если я вообще захочу разговаривать.

Точка.


21:36 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Приехал к Кейте.
Вызвал в Краснодаре снег. Просто гильдия краснодарских магов и шаманов какая-то. ХДДД
Кейта теперь у нас как подорожник - все сразу пройдет. ХДД
А вообще, Кейта сказал, что он сам заметил, что Йон меня дико хуесосил и затыкал, и что они с Терой от этого дико охуели. М-дааа, правда неловко, когда это замечаю не я один? :D Кейта сказал, что на моем месте он бы еще за первое "заткнись" втащил, но моя беда в том, что близким я все спускаю с рук.
Он говорит, что так нельзя.
Ну и я поржал по поводу того, что Йон кинул со своими громогласными клятвами не одного меня, оказывается. Ну а чо, правильно, мы ж не Отис-повелитель-лифтов. Он тоже про повелителя лифтов подумал, кстати. :D кажется, все азиаты связаны ментальными узами.
Сказал, что все эти проверки-хуеверки тоже полная срань, как и пустые громкие обещания. Когда я сказал, что все, что в "проверке" вещалось Йон - вещалось на полном серьезе, Кейта сказал, мол "я даже не помню, что она говорила. Я помню, что она тебя затыкала". Вот вам, ma chérie, и "Кейта, который поймет все лучше меня", лол.
В целом мы все же очень здорово пообщались. Он удивился, что я очень много помню еще про момент нашей первой встречи, поржал, когда я рассказал, как ругал себя за то, что дал ему свой номер, и постоянно думал "зачем я это сделал, зачем, зачем, ууууу", а потом: "бляааа, зачем я согласился встретиться" или "бляааа, зачем я туда еду, зачееем, ууууу, кошмар какой".
Кейта прям заклинатель змей у нас. ХДДД учитывая то, какая я змеюка - иначе и не скажешь.
Но я ни капли не жалею. Мы ругались с ним, мирились, всякое было. Но это восьмое чудо света, и так как через год нашему общению стукнет 10 лет - нам есть, что вспомнить, и я этому рад.
А еще с длинными черными патлами в хвосте мы похожи на братьев каких-то. Догнат и Перегнат, ага. ХДДД
И будь благословенен азиатский менталитет, заставивший меня успокоиться 9 лет назад, в момент нашей первой прогулки, что я смог дальше общаться с ним без единой проволочки. Я не знаю, в какую степень бреда занесла бы меня моя андрофобия без этого человека.
Некоторые наши с ним вещи я не смогу рассказать, даже если захочу. Особенно самые тяжелые. Но все остальное стоит того.
Он еще сказал, после того как спросил, "неужели она называет тебя по имени только когда вы ругаетесь?" что "Валерия, я считаю, самое красивое имя".
Черт, никогда не говорил такого. ХДДД Впрочем, он вообще говорит, что я сильно забитый, и мне нужен тот, с кем я смогу раскрыться, а не тот, кто меня будет затыкать и шпынять. Ну и… не тот, кого буду раскрывать я, потому что я трачу себя всего.
А в конце, как два вокалиста, мы конечно же попели. ХДД и Гакта, и the Trax, и чего только не. Я поразился, как за годы у нас стал различаться голос - он у него окончательно перешел в верха, а у меня минимум на октаву ниже стал, если не на все две.
Он, кстати, ваяет с командой игру, и думает меня брать в озвучку. Будем вместе делать хоум-студию. ХДДД каждый себе. Но вместе.
Надо во вконташечке восстановиться, ему так удобнее.
Такие два существа, вроде на первый взгляд похожие, но такие полярно различные. Как инь и ян. ХДДД
Прекрасное создание.
Я его точно нарисую. В отличие от.
Вот такая вот у нас нежная дружба, а не вот это вот всё.

@темы: Tales of Lunatic Sun, Звезда пленительного счастья

21:38 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
А знаете, где самое веселье начинается? В скриншотах!
*патетично* Йон удалил свой твиттер, но память о нем будет жить в веках!
Жаль, что времена "leader's toy" мне настолько омерзительны, что я не скринил их совсем. Там масса занимательного для нашего мистера "а-что-если-я-в-ответ-буду-ревновать-тебя-к-Кейте,-тебе-понравится?".
В этот период кто-то очень активно, с воплями и улюлюканиями на все соцсеточки завел себе новую игрулю после своего "я-не-любил-его-это-было-помешательство-я-даже-с-ним-почти-не-трахался-но-умудрился-залететь" мистера "Д.", он же наш по-фанючески обожаемый "Лорд", лооооооооал.
А я в этот период тусил с Кейтой НУ СОРЯН, ЧО. :D Но конечно, куда нашей с Кейтой нежной дружбе до "лидир-лидир-лидир" "хуй ва рте" "егрушка лидира", и чтобы все окончательно услышали об этом не хватало только войти в метро в час пик с надписью маркером на лбу "Я ИБУСЯ С ЛИДИРАМ".
Или "ах, Лорд, я так па ниму СТРОДАЮ" - даже мне до этой срани далеко, каким бы ни была часть меня сентиментальным мудопроебищем.
Но самое веселье касается меня.
Меня так любят попрекать баблом, хотя в последнюю очередь я хоть от кого-то зависел. Зато кто-то занял у меня летом 6 косарей… интересно, кто бы это мог быть?)
На меня орали в тви, какая я мразь и тусил и бухал за их, дескать, счет, аж НИДЕЛЮ.
Сорян, но… если я "бухаю", тогда ЧТО ДЕЛАЕТ БАН? :D Про финансы сказал выше. За их счет. У них. Надо же. Жаль, после второго приезда в нашей профененной башке хватило мозгов вспомнить, прежде чем что-то спиздануть, КТО в этот раз меня притащил на Академика Янгеля.
Видят боги, я этого не хотел.
А пиздотня про то, что у меня "море фанатов", которые ради меня "и пальцем не пошевелят"? Ах, ну ты конечно больше всех шевелишь. ПОСЛЕ НЕСКОЛЬКИХ ЛЕТ И УВЕСИСТЫХ ПИНКОВ ПОД ТВОЮ ЗАДНИЦУ сорян, это ниже пояса УМЕЩАЮЩУЮ ДВЕ МОИХ, О НАШ МИСТЕР "ЙА СТРОДАЛ ОТ ПИЩИВЫХ РОССТРОЙСТВ".
Сссука. Люди, перед большинством из которых я впервые в жизни показался НИЧЕМ МНЕ НЕ ОБЯЗАНЫ.
Или я - Мариночка Жрау, которая считает, что это фанаты вокруг исполнителя должны прыгать на цырлах? Дык потому она и дерьмо жирное, что так считает!
Ах, ну да. Кто-то же мне спиздануть успел, что с той же Терской мы якшались из-за бложиковой популярности.
ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО.
То есть как я что-то личное пизжу в СВОЕМ сетевом пространстве, к которому я никого не принуждаю, не пиарю свой блядский лытдыбр и прочая хуеверть - так я пизжу это для "фанатов", которых вдруг резко становится целое блядское МОРЕ.
А как Терская вещает пиздотню всякую, с ее говностишками там, анального прАгноза погоды - это нормас.
То есть тот факт, что я ради появления на конвенте ГОД пересматривал Клаймакс вдоль и поперек, выдрочил Рё все мозги своим косплеем, несколько месяцев искал ткань и даже думал заказывать ее отдельно у ткачей (спасибо все тому же Рё, отговорившему меня это делать и нашедшему самый оптимальный вариант на eBay), ВЫРАВНИВАЛ СВОИ СРАНЫЕ ЗУБЫ и нашел самого крутого звукача в Краснодаре, чтобы заказать блядский инструментал - НА ЭТО, ТИПА, ВООБЩЕ МОЖНО ХУЙ ПОЛОЖИТЬ, ДА? ПОДПИСОТА В ДАЙРИКАХ ВАЖНЕЕ, СОЦИОБЛЯДЬ ТЫ ЕБАННАЯ? ТЕРСКАЯ, БЛЯТЬ, МОЖЕТ ЗАНИМАТЬСЯ СОЦИОБЛЯДСТВОМ И КАМВХОРИНГОМ ДЛЯ ПОИМЕНИЯ ДЕШЕВОЙ ПОПУЛЯРНОСТИ, А ЗА МОИ ТРУДЫ МЕНЯ ВСЯКАЯ ПАДЛА БУДЕТ "ФАНАТАМИ" ШПЫНЯТЬ, ДА?
А как тебе то, что несмотря на хуеверть вокруг меня я все равно приехал снова и "закрепил" результат - просто потому что ХОЧУ БЛЯДСКОГО ПРИЗНАНИЯ - об этом ты хоть раз подумал, тупорылая твоя башка? Или она отключена всегда, когда дела касаются меня?
И знаешь, что?
На меня обратили внимание НОРМАЛЬНЫЕ люди из тусовки не потому, что я перед ними выебывался или заискивал, а потому что они, привыкшие делать все НЕ на отъебись видели, что я прилагаю для признания адские усилия, а не выебываюсь с говнозеркалкой, как это в ваших кругах привыкли, ma chérie. И по-другому я свою блядскую "популярность" завоевывать не намерен, а если тебя все еще интересует такая хуета, как количество подписоты - советую провериться на деменцию.
Я реализуюсь так, как хочу, и имею на это право. Я не камвхорю, не пишу ебанутую социохуйню и потуги в тп-шное писательство, не навязываю себя людям в поисках новой подписоты, и, блять, НИКОГДА НЕ БУДУ ЭТИМ ЗАНИМАТЬСЯ.
Поэтому заткни ебало про всю "дешевую популярность". Моя популярность (которой в общем-то и нет, на самом деле) дороже, чем твоя сраная компашка из ТП, переебавшихся друг с другом и готовых перегрызть друг другу горло в любой момент, если только это будет более выгодно, чем все остальные варианты. Говнофотографы. Репостеры псевдофилософской хуеты из ан_алов мудрости твиттера и вконташечки (ах, феласофея Отеса, лоль), о которых если и идет слава, то скорее как о редкостных ебанашках, алкоголичках и шлюхах.
Удачиииииии.
И пускай моё окружение не идеально, но там по крайней мере говно встречается не такое редкостное и зловонное. А от части говна я уже успел избавиться. Не могу сказать "чего и вам желаю" - копрофагия это же вроде как тоже фетиш, наверное. :D

@темы: Косплей Маяковского: "НАТЕ!"

12:47 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Никакой совершенно.
Пустой как скорлупка цикады.
Чего я боюсь? Да всего.
Постоянные споры с самим собой и вечное "зря я это сделал".
Я так устал от себя, что хоть вой.
Зря я это сказал.
Но я только и делаю, что пишу, что-то кому-то пишу, на автомате, не задумываясь.
Я не хочу больше сидеть в диспансере, но нельзя так. Сам не уйдешь.
Завтра еще надо поговорить с врачом.
Я скрежещу зубами. Злость на Йон вытекла уже почти вся. Месяц вытекала, и я почти целиком пуст.
Мои руки дрожат и мажут по клавиатуре такого крошечного экрана. Злит.
Я хочу избавиться от себя, но паника перед смертью застилает глаза.
Солнце светит так омерзительно, что будь моя воля - я бы не выходил на улицу вовсе. Только по ночам.
Я уеду отсюда хотя бы из-за этого треклятого климата.
Больше не буду давать этому слово, он вечно говорит не то.
Надо собрать себя воедино.
Но как?

@темы: Tales of Lunatic Sun

13:05 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Я не улыбаюсь больше.
То, что можно назвать "улыбкой" - кровавая искривленная расщелина рта. Таких ртов на моем теле теперь в избытке.
К черту все клятвы человеку, который ни одну свою клятву не приводит в исполнение вопреки любым обстоятельствам.
Я не такой.
Врач говорит, это психопатическая логика - исполнять вопреки всем обстоятельствам все, что обещал.
Я уже смирился.
Я качусь под откос.
Единственное, чего я не смог выполнить - вгрызться в горло девушки, к которой я доселе страшно ревновал. Лана просто извинилась, и я сложил оружие.
Теперь мы в одной лодке. Оказалось, у нас много общего.
С Бан такого никогда не будет, я ручаюсь. Бан, даже если вдруг в ее пьяную голову взбредет мысль извиниться, мало того что никогда не сделает этого - даже гипотетически, никакие извинения ничего не исправят.
Я не переступлю более порога ее квартиры. Она мне глубоко омерзительна, и одна мысль, что с ней можно спать повергает меня в приступ глубочайшего отвращения.
Лана не такая. По крайней мере мы уже все выяснили, и я доволен.
При всем том, что я считаю себя страшно злым человеком, я не имею права нападать на человека, который пришел на переговоры с искренними извинениями. То, что она по незнанию делала, более не повторится, а значит - я имею полное право принять ее извинения и относиться к ней по-доброму.
Никому иному я не дам такого права.
И это будет справедливо.

У моего врача подозрение на диссоциативное расстройство личности.
Очень смешно. Никогда не думал, что мне такое возможно поставить. Что это можно обнаружить у меня.
Коридоры психдиспансера. Одни сплошные ложки в столовой. Таблетки по расписанию. Постоянные угрозы госпитализации. Я здесь уже месяц. Я привык.
"Желтый свет и подсолнухи на холсте.
Желтый свет и кипарисы на холсте.
Желтый свет и автопортрет на холсте.
Автопортрет на холсте…"
Скоро госпитализация, после которой я покину город. К моему счастью, образовались другие пути. Без ссаной Бан.
И я ими воспользуюсь.
Я попытаюсь выжить.

@темы: Tales of Lunatic Sun

04:50 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
So, I prefer to lie in darkest silence alone...
listening to the lack of light, or sound,
or someone to talk to, for something to share...


But there is no hope and no-one is there.

09:01 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
За последнюю неделю, мне кажется, я посмотрел столько фильмов, сколько не смотрел за год. Если иметь в виду что-то новое, целиком и полностью, и не пересмотренное. Я, право сказать, не люблю фильмы. Редко что-то приходится мне по вкусу, а видеоряд слишком сильно действует на мою нежную психику, сильно отпечатываясь в сознании. Поэтому - да, я очень щепетилен в выборе того, что посмотреть, из списка должно быть исключено то, что лично мне сильно действует на нервы. Нынче в моде хорошее словечко, употребляемое в основном радфем - "триггер". Да, пожалуй это так и можно назвать, триггер. Я всячески стараюсь этого избегать, и так как иногда сам не знаю, что конкретно может на меня подействовать, то выбор для меня похож на хождение по тонкому льду.
Одним из самых неприятных воспоминаний в моей жизни стало происшествие, случившееся со мной лет в 11-12. Меня зимой по путевке, положенной мне как ребенку, находящемуся в статусе инвалида, отправили в анапский лагерь. Мало того, что все мы там были обязаны чуть ли не строем ходить на скучные мероприятия, в столовые и прочее такое - ты не мог даже остаться просто у себя в комнате, если ты никуда не хотел. Для меня это было примерно как для Уэнсди Аддамс нахождение в лагере. Жаль, конечно, я не устроил им всем поджог, но сбежать мне все же удалось, благо отцовский дом неподалеку. Хотя там тоже приятного мало - последняя встреча с дедом, которого я не любил и которого боялся, не была особо приятной, но в конечном итоге она была последней перед тем, как он почил, так сказать. Суть не в этом.
Был в том, простигоссспаде, концлагере, один раз показ фильма "Кинг конг". Я, знаете ли, не питаю особой любви к приматам, особенно крупным, а приключения большой гориллы наводят на меня что-то среднее между тоской и некоторым отвращением. Тем более, если там замешана типичная по голливудским меркам невесомая блондиночка монросского типа с крутыми бедрами. Я и так уговаривал остаться в комнате после ужина, и эдак - но все, блять, едва ли не строем из столовки направились в киноконцертный зал. Я был готов даже на просмотр очередного недоконцерта, восхваляющего на все лады этот концлагерь "Кавказ", но - увы, начался Кинг конг.
Я ненавижу Африку (Древний Египет не в счет, он как-то особняком стоит).
Я терпеть не могу тему зомби и недолюбливаю тему всяких там туземцев.
Я испытываю отвращение ко всему черному гориллоподобному, к хомо сапиенс такого рода - в том числе.
И уж тем более я не люблю фильмы с намеком на зоофилию.
Я не люблю длинные, занудные фильмы.
Я не люблю ТИПИЧНО голливудские фильмы - вроде того же Кинг Конга, всяческих Титаников и прочего подобного счастья, где куча типа Ыпичности, на фоне которой разворачивается великая Лавстори. Нет, я не фанат артхауса, тоже порядочная срань, но есть хорошие вещи, не относящиеся и туда, и туда.
Так вот.
Меня уговорили посмотреть этот фильм, да и мне просто деваться было некуда, но я не выдержал и половины.
Я вышел из зала, потому что меня просто начало, почти физически, мутить, и ЕБАННЫХ ПОЛТОРА ЧАСА я сидел один в холле этого ебанного зала этого ебанного концЛагеря, и ждал, когда этот блядский фильм кончится.
Почему, блять, так сложно оставить человека, возраст которого близок к пубертату, в одиночестве, если он сам о том просит? Если по нему видно, что он не хочет ничего затевать, если он просто хочет, чтобы его ОСТАВИЛИ, БЛЯТЬ, В ПОКОЕ?
Да, я находился в холле в гордом одиночестве, за исключением бабки, сидевшей на входе. Я не мог пойти в свой корпус, у меня даже не было с собой книги, я просто шатался по этому блядскому холлу и дох от скуки.
И для меня это действительно было лучше, чем смотреть эту голливудскую срань. Даже звуки фильма из зала были скучны, и я ни на секунду не задумывался о возвращении туда.
Другой раз был в момент, когда я приехал к своим старым лицейским знакомым. Наша старая компания - Сохатый, Лунатик, Мама-Утка и прочий народ. Они смотрели фильмы ужасов, трэшак вроде "поворота не туда" и просто обстебывали их. Ну, пока они его смотрели, я даже присоединился. Я тогда с Люсьен приехал, но как-то обоим не было слишком весело, хотя я пытался. Потом они включили "техасскую резню бензопилой", а меня черт дернул глядеть на это все счастье в экран.
Нет, мне плевать было на всяческие кровькишкираспидорасило, тем более, что до этого момента я толком и не досмотрел - мы прежде уехали.
Там было другое.
Мерзкие кадры, как эта отвратительная упаковщица рожает, до сих пор вызывают у меня рвотные позывы.
Она мало того, что сама по себе омерзительна, но эти, блять, роды, эта льющаяся околоплодная жидкость, все это… с в е р х о м е р з и т е л ь н о.
Я после этого, собственно, и рванул, и дома у Люськи едва пережил припадок, вызванный отвращением и ужасом.
Меня едва ли не всю дорогу мутило.
Собственно говоря, я могу пережить насилие на экране - хотя, опять-таки, смотря в каком виде оно будет подано, тот же "Убить Билла" я скушаю и не подавлюсь, несмотря на кровищу рекой и эпизод с педофилом-боссом мафии. Девочка ведь в конце концов его убивает.) Я, на самом деле, люблю такие вещи. И сама героиня Турман - о, она была, истинно вам говорю, героиней моего детства! Ещё лет в 8-9 я тащился по ней как удав по стекловате, я обожал пересматривать Kill Bill. Впрочем, это было вполне закономерно после всяких там Зен-королев войнов. Я обожал боевых женщин, и просто боевых персонажей, любил всяких человеков-пауков, Зорро, черепах-ниндзя, покемонов и тому подобное. Иногда мелькало что-то более девичье - но скорее как обязаловка, чаще - в играх с сестрой. Я ради неё даже группу "Руки вверх" изображал, хотя они меня бесили.)
А ещё, благодаря моей воцерковленной матушке, я ознакомился с историей Жанны Д'Арк, и это стало моей самой любимой историей. Может, поэтому во мне так точно, как струна на камертон, отозвался эпизод "Исповеди маски", который я прочел спустя около пяти-семи лет после этого?
В общем, кровища и садизьма мне не чужды. Иногда.
Я не люблю скуку. Я не люблю сильно выраженный сексуальный подтекст. Я не люблю избитость. Я не люблю банальный и весьма грязный юмор. Я не люблю уродливых мужчин на экране. Я не люблю уродливых женщин на экране. Для меня чаще всего уродливая женщина уродлива не в прямом смысле - я не люблю девиц глупых, похожих на актрис дешевого порнофильма. Они для меня уродливы. Я не люблю вульгарности - что в кино, что в жизни, я не люблю вульгарных людей и вульгарных слов.
Увы, я сноб. Мне не чужды дурачества, я люблю тот же самый One punch man, которого Йон пытался сравнить с дурацким фильмом про медведя, к которому я ещё приду; я не вижу в нем чего-то особо уродливого - господи, это же типичное комедийное аниме с элементами пародии, достаточно сравнить его с типичной американской пародией на те же супергеройские фильмы, чтобы понять, какая разница.
Аниме, каким бы стебным оно ни было, все же имеет дохуя особенностей. Для меня этот юмор понятен. Юмор какого-нибудь "американского пирога" мне будет отвратителен, и мне не будет смешно от слова "совсем". И это вовсе не потому, что одно made in Japan только по одному своему факту, а другое из USA - если что и будет в этой географии иметь значение, так это исключительно национальные особенности юмора данных стран. Но даже я, японист, едва ли внятно смогу объяснить, чем японская шутка про сиськи и хуи будет отличаться от американской шутки про сиськи и хуи. Может, когда-нибудь защищу кандидатскую по этому вопросу, а пока я даже не задумывался над этим, принимая все как данность.
К слову, я не любитель хентая. Даже юри я не очень жалую - может, потому что сиськи там тоже слишком большие (ИРЛ это редко так же круто, как на экране), а голосочки тоооненькие, и слишком отвлекают внимание, а позы скучные и избитые - да, и того и гляди, местами могут выползти тентакли, ну его нахуй. ХДДД Все равно, что типичную натуралопорнуху посмотреть - приятного мало. Это так - пример, чтобы меня в ксенопатриотизме особо не обвиняли хотя бы в вопросах "что посмотреть".) в _этих_ вопросах я тоже очень щепетилен, знаете ли.
Вернемся. Для меня уродлива сугубо и исключительно вульгарная или непробиваемо глупая женщина, внешнее уродство в общепризнанном понимании едва имеет значение.
С мужчинами все веселее. Я терпеть не могу физически уродливых мужчин. Какие для меня являются уродливыми? Легче сказать, кто для меня является красивым, чем вспомнить и расписать весь список того, что я считаю уродством. Априори "красивый" мужчина для меня = "безопасный" по внутреннему ощущению, как правило он либо женоподобен, либо чрезвычайно худ и бледен, в некотором роде напоминающие мне собственного батюшку. У моего падре чудная внешность - высокий худой очкарик с довольно вытянутым лицом и длиннопалыми ладонями. Лет 10 назад вполне смахивал на Эндрю Скотта, если без очков - сейчас ему все-таки почти 50, и он стал несколько морщинист, отчего некоторые твердят, что он похож на Вуди Аллена. Отчасти может быть и да - только мой отче длиннее и красивее. Я похож на отца, а следовательно, я люблю и персонажей, похожих на меня. Азиатов я могу стерпеть почти в любом агрегатном состоянии, разве только не каких-нибудь лысых и беззубых или слащавых, как корейские попсеры. Даже несмотря на всю мою любовь к женоподобным персонам - всему есть предел.
Из западных актеров я хорошо переношу Ричарда Гира, потому что он априори безобиден, и роли у него полностью соответствуют. Не сказать, что я его люблю - абсолютно нейтрален, но выглядит он приятно, этого у него не занимать. Добрый семьянин, хозяин Хатико - да, я в принципе не могу испытывать какого-то негатива к такому человеку. А он вдобавок ещё и буддист. Близок к нему по ощущениям Робин Уильямс - тоже какой-то глубоко интеллигентный человек, на которого тоже приятно смотреть.
Помимо него - ну да, я буду банален, Депп. Некоторые твердят, что я на него смахиваю в некоторых образах - вроде Плаксы, Эдварда Руки-Ножницы или Вилли Вонка. То есть ясно, конечно же - мне только его скул выдающихся, да носа с горбинкой недостает. Конечно же, я об этом жалею - я вообще считаю, что рожа у меня слишком нежная и недостаточно харизматичная, и будь моя воля - исправил бы сие с удовольствием. А так - ну, у Деппа чудные образы, и он не замарал себя, как Киану Ривз, всякими 48 макаронинами, хотя Ривз тоже прикольный, и я склоняюсь к тому, что на него я похож чуть больше. Хотя губы у него более тонкие и бледные, чем у меня, это факт.
И последний в списке, но не последний по своему значению, а совсем даже наоборот - Гэри Олдман. Совершенно потрясающий товарищ, человек, с которым мой батюшка имеет куда большее портретное сходство, если смотреть в деталях (только опять у него губы полнее, чем у актера, но тут уже ничего не попишешь), и не имей мой батюшка обыкновения бриться начисто, я думаю, сходство было бы в разы очевиднее. Хотя, если знать моего батюшку и посмотреть хоть раз "Трассу 60" - мне кажется, все станет очевидным. Я люблю Гэри нежной любовью, какую бы скотину он ни играл, и честно говоря, обижен на всяких там Бреддов Питтов и все тех же Деппов (может, все дело в двойной букве?), потому что мне кажется, что благодаря им, распиаренным, такой Актерище остается немного в тени. Хотя проблема, все же, не в актерах, а в людях, наверное.
Я могу вытерпеть каких-нибудь качков в древнючем комедийном фильме, смотримом одним глазом и на один раз, я едва ли снесу женоподобного европейца вроде какого-нибудь Кабачка, бишь Патиссона, я может быть любил бы Джима Керри, не попадись мне в последние лет 10 такие фильмы как "Эйс Вентура" с его участием, отбившие мне всякую охоту на него смотреть вообще. Я в принципе не особо люблю чрезмерно активно используемую мимику, когда дело касается мужчин - а этим очень часто грешат американские комедианты. Гипертрофированность уместна, может, один-два раза, но не постоянно.
О, и конечно же, сексуальный подтекст. Я, наверное, со временем вступлю в ряды отчаянных феминаци (что-то мне подсказывает, что новому вожаку Девятой не понравилась в том числе и моя позиция по этому вопросу), но на своей шкуре зная, что такое уязвимость по части гениталий и хромосом, я очень остро реагирую на половые вопросы, затрагиваемые в фильмах. Есть то, что я называю емким для себя словом "грязь" - именно эта грязь меня и "триггерит" в основном, впрочем туда входит и все остальное, что я описал выше с посылом "я ненавижу …". Необязательно присутствие, например, в той же порнухе хуя, чтобы меня стошнило - достаточно типичной картины вроде многопудовых доек, напомаженных губешек, километровых ногтей и общего бессовестно натуральский, вульгарности вида баб, как и их деревянных действий, от которых не дрочить хочется, а орать в экран: "ну какого лешего ты так встала? Кто так отлизывает? Ещё ножницы ей в вагину засунь! Так, ты её поцеловала, теперь давай, сделай та… да блять, нет же, нет, ну хватит вести себя так, будто ты вообще трахаться не умеешь!"
Потому что - и в последней фразе заключена горькая ирония - именно эта "деревянность" типично натуральской лесби-порнухи и разит этим самым быдлохуеносным постулатом, так любимым Мариночкой Драу - "без мужиков бабы трахаца не умеют".
За одно только это хочется уебать Мариночку по сусалам, как и прочим дебилам обоего пола, считающим так же, но вернемся к нашим баранам.
Секс для меня в принципе священная корова, и в этом отношении у меня есть две стороны медали. С одной стороны я к этому очень внимателен, с другой - ОЧЕНЬ внимателен. Травмы детства, антипатии - все это безумно на меня влияет.
Для меня в сексе и без того довольно много грязи. Это, конечно, нездорово, невротическое проявление этого отношения и откладывает на все весомый отпечаток. Мне самому тяжело сказать, что конкретно и при каких обстоятельствах для меня - однозначно грязь, а при каких - нормальное явление, но некоторые вещи я все же способен выделить. Для меня отвратительна большая разница в возрасте, когда это касается гетеросексуальных партнерств (поэтому, простите меня, любители Набокова, но я не в силах пролистнуть и единой страницы его знаменитого произведения без поступающей к горлу тошноты, поэтому едва ли когда-нибудь его прочту), особенно если девушке меньше 20. Даже, наверное, меньше 30, после этого не так обращаешь на это внимание. Для меня весомая разница в возрасте начинается от 10-12 лет. И я не могу ни в каких произведениях, ни под каким поданным соусом это вынести. Хотя ладно, исключение - "Дракула" Брэма Стокера, где Мина юна и прекрасна, а графу уж не одно столетие. Перед ней он хотя бы не появляется как старикан, но как мужчина вполне себе нормального возраста, да и ей, кажется, 23. Но когда это мужик под 40 и дева, едва перешагнувшая порог пубертата (в лучшем случае) - вот тут да, блевать тянет. И оправдать я это никакими любовями и культурами не могу.
Второй аспект - я терпеть не могу ярко выраженную маскулинность. Не выношу совершенно. Для меня она связана с грубостью и вульгарностью.
Был момент, о котором я говорил не раз. Йон потащил меня смотреть с ними фильм "Третий лишний 2", который про медведя игрушечного. Несложно догадаться, почему я едва выдержал первые 20 минут данного "шедевра", после всего того, что я расписал выше, так? Это хорошо писать - методично копаясь в себе, документируя мысли, вынося выводы и анализируя - но просто так я едва ли сходу могу досконально объяснить, почему меня аж типало всего, когда мы вышли курить. Сидишь, блять, с каменным лицом, тебя всего передергивает, а на тебя потом ещё и обижаются за резкую отповедь. Это я ещё очень вежливо сказал, что не собираюсь смотреть его дальше, и очень вовремя, надо сказать. Вообще, хорошо, что Йон с компанией имеет обыкновение прерываться во время просмотра. Только это и дало возможность отвести беду.
Потому что когда идет целенаправленный просмотр чего-либо, особенно в узком кругу лиц, я порой просто не в состоянии уйти, как бы мне это ни не нравилось.
Особенно если человек настоял на просмотре. Я, как человек очень внимательно относящийся к тому, что я хочу посмотреть с тем или иным человеком, буду очень обижен, если кто-то во время процесса будет отвлекаться или встанет и уйдет. Блядский Кинг конг был показан в общем зале с дохуёй народу, никто конкретно не был заинтересован в его показе, кроме администрации концлагеря, на которых я чхать хотел, ничьи чувства я не мог задеть. В случае с просмотром Теда 2 ситуация немного другая - это просто проходной фильм ради того, чтобы скоротать вечер в общей компании, и едва ли я задел чьи-то сугубо интимные чувства своим отказом.
Оооо, совершенно иная ситуация сложилась, когда Енот и Шило на Самой Длинной в прошлом году настояли на просмотре "Повар, вор, его жена и её любовник". Мои вяленькие "а может, не надо?" были настолько проигнорированы, что в конечном итоге мне заявляли, что я и вовсе не выказывал никаких протестов.
После этого фильма я и почувствовал, с какой яростной и сокрушительной силой я ненавижу артхаус. Фильм мне не понравился с самого первого кадра, с самой первой сцены. Енот говорил, что там клевая операторская работа и крутые цветовые решения, когда все помещение, где происходит действие, исполнено в одном цвете - но видит бог, я способен это увидеть только в фильмах вроде "Герой", где все исполнено подлинного изящества, я не любитель искать красоту в уродстве.
Мне совершенно никто не понравился - но вор этот, безусловно, задел в моей голове какие-то совершенно особые проводки, по которым течет страх и потрясающей глубины омерзение. И это омерзение растеклось рекой на все остальное, но я не мог ни встать, ни уйти - во-первых потому, что я надеялся, что Енот все же не зря его расхваливал, во-вторых - это было после его восторгов дико невежливо, и я просто сидел, вперившись в экран, и ждал, когда эта вязкая муть закончится.
После титров, на горделиво вопрос Енота: "ну, как вам?" большинство начало невнятно мычать что-то в общих чертах, дабы не показаться совсем уж неискушенными. Я молчал.
Я молчал минуту, две, три, пять.
Когда всеобщее мычание кончилось, я, пытавшийся с остервенением грызть зубочистку - первое, что попалось мне под руку, вдруг неожиданно для себя произнес вполголоса резкое:
"Он отвратительный".
Потом меня начала бить мелкая, а затем и крупная, дрожь; я начал повторять, что он отвратительный, смеяться, а через каких-то полминуты этот истерический смех превратился в конвульсивные рыдания. Я, наверное, часа два рыдал без остановки. Я свернулся у Ворона на руках в едва различимый за его руками комок плоти, вцепился в него, меня бил припадок и я совершенно не мог себя контролировать. Мне хотелось вымыть глаза и мозги с мылом, самому вымыться, стереть из памяти это омерзительное ощущение.
Я не знаю, что конкретно довело меня до этого состояния, но я натурально чувствовал себя изнасилованным.
И з н а с и л о в а н н ы м.
Это было больше, чем просто страх. Такого я не испытывал уже очень давно.

Это явно не то, что я хотел нести в Дом. Все, что я пытался делать в стае - создать эдакую добрую сказку. Я смотрел на старые записи Ворона в группе - и отталкивался от этого, тем более, что это было мне очень близко.
Для меня Дом ассоциировался с фильмами вроде "Плакса", "Эдвард руки-ножницы", "Лабиринт" и прочим таким. Немного сказочным, немного наивным, где-то, как в Плаксе - залихватским и рок'н'ролльным. Но все, что "стая" тогда увидела - "я хочу показать им фильм с певцом Дэвидом Боуи".
Нет же, нет, господи, нет!
Только сейчас понимаю, что несмотря на все обвинения в мою сторону, я был СЛИШКОМ деликатен для вожака.
Я бы не показал им Soundtrack - только Ворону, и только из-за внезапного желания. Едва ли показал бы "Ночь в поезде на Серебряной реке" - хотя очень хотелось, но потом я вовсе отмел эту идею. Сомневаюсь, что показал бы "Обыкновенное чудо" - только Ворону, опять-таки, просто потому что он такое способен оценить, и - да, потому что он любит медведей. С Вороном было приятно смотреть какие-нибудь вещи - уж точно никому, кроме него я не показал бы ещё "повесть о Гэндзи". Я много чего хотел посмотреть именно с ним - и довольно малую часть из этого я хотел бы посмотреть со всей стаей, даже на тот момент, когда все было хорошо.
Иногда, особенно когда на мои сообщения никто не удосуживался хоть слово сказать, я чувствовал себя чужим. Это отрезвляло от всяких мыслей о "семье", знаете ли.

Но все же - я люблю смотреть особые вещи. В этом году я больше налегал на сериалы, некоторые пересмотрел, некоторые, о которых давно слышал, открыл для себя наконец - вроде того же Mononoke или One punch man. Порадовала найденная полнометражка Saint oniisan, сэйлормуновские порадовали в меньшей степени. А в канун Хэллоуина я решил пересмотреть Семейку Аддамс для поднятия настроения. Увы, в сам Хэллоуин меня не спасло ни это, ни экранизация Дракулы с Гэри Олдманом - праздник у меня не получился от слова совсем. Но что-то меня понесло по всяким таким вампирско-привиденческим фильмам с мрачными замками и бледными лицами (хотя в Ван Хэллсинге я разочаровался, конечно, когда я был помладше оно круче смотрелось). Аниме про вампиров, равно как и поделки под Энн Райс, я совершенно не хочу смотреть.
Надо будет сесть за "кабинет доктора Калигари", наверное. Мне так кажется.
И есть странное желание посмотреть "Красавицу и Чудовище" Жана Кокто.
Хочу подальше из этого времени, но не сильно уж далеко.
Я не считаю, что я сильно разбираюсь в кино - иногда мне кажется, что я вообще в нем не разбираюсь. Я и не рвусь разбираться - в целом я не люблю смотреть фильмы, за исключением документалистики. Я долго принюхиваюсь ко всему новому, читаю описание, смотрю кадры и отрывки.
Потому что я не знаю, от чего еще я могу биться несколько часов в истерическом припадке, или какая мерзость, попавшая в кадр по задумке очередного любителя эпатажа, отпечатается на дне моей черепной коробки. Я не люблю фильмы о любви, я не люблю фильмы о ЛГБТ, я не люблю фильмы ужасов, я не люблю почти все комедии, потому что мне попросту не смешно, я не люблю французские, итальянские (кроме некоторых, с Челентано, и то - один-два), испанские, южноамериканские, африканские, русские (хотя многие советские люблю) фильмы, особенно современные. Много чего не люблю, и воистину ненавижу артхаус. Всякие реквиемы-хуеквиемы, или тот же "повар, вор, и бла-бла-бла". Я не терплю практически все римейки, особенно переделки Голливуда с азиатских лент - так поганят редкостно, что удивляюсь, как после тонны этого говна они продолжают лабать подобную срань - вон, священный Призрак в доспехах на очереди. Уроды, ничего святого.
А ещё вот, как ни странно, я хочу посмотреть корейский "Олдбой". Я поймал себя на мысли об этом после того, как в сетке вещания увидел знакомое название и был крайне разочарован, увидев что это европейский римейк.
Со мной невозможно что-то смотреть, мне почти нереально что-то присоветовать, я стал особенно параноидален после случая с этим треклятым фильмом, я не люблю банальностей, я не люблю грязи.
Во многом для меня это продиктовано необходимостью, а не желанием прослыть "элитой". Я не критик, у меня просто кость придирчивая.)
И я бы, наверное, был очень рад, если бы мог смотреть все подряд, как нормальные люди, не фильтруя всю поступающую информацию из-за страха, что она может на тебя плохо повлиять. На твое самочувствие, на твое состояние, на твое дальнейшее восприятие.
Хочется иногда просто расслабиться. Но удается это чертовски редко.
Как жаль.

@темы: Tales of Lunatic Sun, Будни юного Фюрера, Горестные вопли павлина-пидараса, Минутка геронтофилии, Фильм! Фильм! Фильм!

06:20 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Пустые попытки уснуть.
Я не смог найти таблетки, видно, они у меня окончательно закончились, а это значит, что моё обещание уснуть пораньше сегодня, данное Йон, бесполезно.
Впрочем, кого я обманываю - тут же не в обещании дело. Если бы я мог только благодаря обещанию уснуть раньше 1 часа ночи - о, наверное тогда я бы не нуждался в препаратах, не так ли?
Но Йон прав в том отношении, что если я хочу нормально функционировать, мне надо научиться засыпать раньше и вставать не в 3 часа дня, совершенно разбитым и уставшим.
Начались серьезные попытки продвинуться в направлении "уехать из Краснодара к чертям собачьим". И пускай это произойдет не в ближайшие пару месяцев, но в ближайшие полгода или чуть больше - да, вполне реально. К этому надо подготовиться за данные полгода, поэтому следует начинать уже сейчас.
Я больше не увижу никого из этой стаи, блять, счастье-то какое, не увижу ни-ког-да. Наша последняя встреча получилась слишком лицемерной, чтобы я вообще хотел их видеть, любого из них.
Если бы мне дали машину времени - я бы сел на неё и уехал в конец февраля 2015 года. И сразу после того, как Ворон отдал бы мне книгу, удалился из стаи - и оставил бы их, таких красивых и самостоятельных, со своими лютциками, фанниёбами, брат-тянками с ноготочками под каждый новый сезон, ролевушками и прочей мерзостью. И разлетелась бы стая к хуям, и я бы снова не прилетел к психиатру. А с Йон я бы как-нибудь разобрался и без всей этой заварушки.
Съездил бы в первый раз на конвент, пообщался бы с людьми получше, а не ныкался бы по углам как бедный родственник на богатой свадьбе. И забыл бы, благодаря им, вообще о такой вещи как "стая". Всех до одного - как их звать и что из себя представляют.
Стая. Хуестая.
Когда я говорил о важности её для меня - я не лицемерил. То, что я создавал сам и то, чем она была ещё год назад - да, это было важно.
Но не то, что пошло с весны 2016.
И лучше бы вообще ничего не было - ни надежд, ни стараний, ни разочарований. Лучше бы не было НИ-ЧЕ-ГО.
Забавно сейчас от Дриады слышать, что "все тухнет, и скоро мы превратимся в 613".
Потому что я помню ещё слова Енота до того момента, пока он не был озабочен сохранением за собой места вожака.
Но это уже не имеет значения.
Знаете, есть ещё одна причина, по которой я держался за Девятую. Причина смешная, настолько смешная, что я даже стесняюсь её озвучить.
Дело в том, что я практически всегда считал 9 своим… счастливым числом? Не совсем так.
Для меня 9 всегда носила сакральный характер, и я почти везде её использовал как отличительный, свой знак. И наоборот - то, что было маркировано цифрой 9 я воспринимал как исключительно своё. Я любил вещи, кратные 9, я в любых расчетах стремился к таковым, везде искал девятку, но "чистая" девятка, конечно же, всегда была лучше всего.
Поэтому я так вцепился.
И - да, последние цифры моего номера - 69, не потому, что "поза", а потому, что 9 в конце была единственной из всех предложенных номеров.

Я до сих пор люблю эту цифру. Но - увы, уже не так. Осадочек-с.

Сейчас уже едва ли что для меня имеет значение, едва ли хоть что-то вызывает во мне сильные эмоции.
Наверное, я был бы рад вернуться в обволакивающую, глушащую все внешнее, атмосферу психбольницы. Быть под надзором охранников возле забора, которые не впустят и не выпустят никого - а особенно лишнего, лежать в холодной палате отделения пограничных состояний, иногда раздражаясь лишь на то, что этот утырок из второй палаты опять, проходя по коридору, открыл дверь. Лежать и смотреть в потолок часами, иногда быть вытащенным, разве что, добрыми соседками или медсестрами, на обед или покурить.
А иногда, когда все звезды очень удачно складывались, на улице было особенно пасмурно или приходила какая-то особая атмосфера - можно было взять в руки карандаши и кисти и рисовать, слушая сутками на репите одну и ту же песню.
Два больничных рисунка, наверное, самые лучшие за все время, что я рисовал в своей жизни вообще. Ван Гог хренов.
Но в остальном - такая зияющая дыра вокруг, такая пустота, что её становится видно невооруженным глазом. Тебе уже плевать, а тот человек, которого ты считал на тот момент единственно близким, и который был единственным, кто пришел тебя навестить, после твоего выхода из этого места просто рыдает у тебя на коленях несколько часов, говоря, что не допустит, чтобы ты ещё хоть раз туда лег. И ты, оглядываясь назад, даже ужасаешься - по крайней мере, когда все чувства к тебе возвращаются, и ты думаешь, что лучше страдания, которые ты носишь в себе, чем эта П У С Т О Т А. Глубокая, вязкая, глухая. Мертвая.
Она ещё вернется к тебе, отголосками будет маячить за спиной, но очень тонко и нежно, давая спокойствие. Но ты будешь помнить её, бояться её - настолько бояться, что когда самое дорогое существо будет рыдать в твоих руках, говоря о том, как он внутри пуст, ты будешь инстинктивно пытаться прижать его к себе, чтобы оградить от того что, как тебе кажется, ты знаешь, от того, с чем ты знаком в лицо, и от чего с безумной болью осознания невозможности ты хочешь оградить это существо. Ты все сделаешь для этого.
И при этом ты искренне не понимаешь, почему это же самое существо говорило тебе, что именно с тобой чувствует себя живым. Вернее, не понимаешь, что же произошло не так. Для тебя это все слишком, слишком много значило, потому что ты думал, что он - такой же, как и ты, и ему знакома эта пустота, пахнущая больничными коридорами. Пусть и без их запаха - потому что он там не был, но тебе, дураку, казалось, что он знал об этой страшной пустоте, и эта пустота становилась как будто бы связующим звеном между вами обоими.
Как два зародыша, плавающие в матке - два человека в кромешной пустоте, способные давать друг другу жизнь.
Вот, чем это было для меня.
Это - та пустота, от которой я бегу. Пустота, оставшись с которой надолго, лицом к лицу, я не смогу выжить. Она убьет меня в самом прямом смысле слова. Она заставляет меня бегать от человека к человеку, заставляет наводить новые социальные мосты, заставляет переходить из одной постели в другую, размениваться по мелочам, подбирать крупицы хорошего отношения к себе, прощать непрощаемое, сходить с ума от паранойи, ревновать даже тех, кого я не люблю - и многое, многое другое.
Это после встречи с ней, лицом к лицу, мои ноги усеяли полоски красных, уродливых шрамов, проглядывающих даже сквозь плотную ткань одежды. Надо было лучше следить за собой - и тогда бы о них никто не узнал, кроме меня, но случайности - непредсказуемая вещь. Особенно случайные обмороки - дома, когда только встал с постели. Особенно, когда тебя кроет, хотя ты даже особо и не пьян, когда пустоте плевать на наличие людей вокруг тебя - и после встречи с ней, когда тебя за волосы выдергивают оттуда, ты раздеваешься в полусне, потому что тебе слишком жарко.
Дурацкое, несовершенное тело.
И периодически всплывают эти разговоры о твоих ногах, сам видишь каждый день это уродливое напоминание о столкновении с пустотой, когда ты просто хотел вынуть себя из неё. Несмотря на слёзы, льющиеся снаружи, внутри ты представляешь абсолютный вакуум, и хочется вынуть себя из него, как Мюнхгаузен, и ты бьешь себя, бьешь наотмашь острым предметом, обещая себе, что больше этого не повторится. Но на следующий день ты снова это делаешь. И ещё. И ещё через несколько дней - уже глубже, уже методичнее, с полным знанием дела, невзирая на то, что ты пьян, потому что ты чувствуешь уже не пустоту - ты чувствуешь треклятую боль, и тебе просто хочется выйти из этого замкнутого круга.
Потом тебя сковывает ужас, ты выскакиваешь из ванной и пытаешься всеми неправдами достучаться до человека, на котором ещё год тому назад клином сходился весь белый свет, с которым ты поклялся себе не связываться больше, но сейчас - сейчас ты не хочешь никого больше видеть или слышать, и если ты все же закончишь начатое - то лучше уж пускай этот человек будет последним, кого ты услышишь.
Ты слышишь, и больше не заходишь в ванную в эту ночь.
Пустота постепенно вернется. Ты научишься жить с ней, тем более, что она так не напирает. Она вроде как море с приливно-отливными циклами - уходит и возвращается, но уходит не бесследно, обнажая все, что скрывалось под толщей воды. Ты благодаришь её. Лучше пускай не будет больше "отливов".
А с другой стороны - к ней нельзя полностью привыкнуть.
Она - не спокойствие, она - суррогат спокойствия. Она отбирает у тебя огромную часть тебя самого, сжирает нехилый такой кусок, и ты не можешь не платить эту цену за мнимое "приручение". Она дарит усталость от жизни, натуральную такую усталость. Это не больничный "химический сон", больничная атмосфера другая. Она иногда даже способна подарить очень редкие подарки - как те два рисунка.
Теперь тебе смешно за твою наивность, за глупость, с которой ты всерьез воспринимал всю эту мишуру со слезами и громкими фразами. Нет, глупец, это не твоё отражение, он не из тех, кто знает, что такое та пустота, что ты ложками жрал. Это сдавшийся после первой неудачной любви, прости господи, сопляк, который драму и пустоту может разыгрывать в излюбленном формате. Как два афериста в деле, со своей миленькой братенькой. Ты, дурак, сперва пытался всячески им в этом потакать, принимал все за чистую монету, оправдывал его до самого конца.
О чем, право слово, говорить, если все, что ты о нем достоверно знаешь - так это лишь то, что он практически всю свою жизнь переходил из-под одной опеки в другую. Братенька, потом я, потом… хм, вся стая? Ну, в некотором отношении.
Главное, уметь вовремя учиться на предыдущих ошибках и мимикрировать, чтобы в случае смены обстановки тебя приняли с максимальным комфортом.
Нет, хорошее умение, не спорю. Мне его недостает. Я вечно бросаюсь грудью на амбразуру, а если и не бросаюсь - меня без труда можно вычислить, поэтому мне лучше пытаться искать общества у людей, с которыми я хотя бы не буду конфликтовать. Ну, в основном.
Я никогда не буду всеми любим - я и не хочу этого. У меня уже случилась иллюзия, что я всеми любим - и что со мной стало?)
Мне лучше сразу расставить точки над i. Я не люблю лавировать, не особо умею этого делать, и честно говоря, никогда не стремился. Я "иду на вы", я раскрываю все свои особенности - и посмотрим, что вы с этим будете делать.
Я хочу знать, при начале общения с людьми, с чем мне предстоит иметь дело - и в нелепом стремлении "поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступили с тобой" я пытаюсь показать, что человек я вредный, подчас нехороший, и вообще ты трижды подумай, прежде чем общаться с агрессивным педиком, врединой, сволочью, отпускающей циничные шуточки, и прочее такое. Ах, да, у меня ведь ещё и расстройства психики есть, правда прикольно? Нет, я не скажу это при первой же встрече, но какой толк это скрывать, если уже вскрылось?
А если я хочу, чтобы от меня окончательно отъебались - я просто раскрою одно из своих самых омерзительных качеств, заставив его распуститься пышным цветом. С садистским удовольствием я буду раскрывать именно то, что подействует наверняка.
Или просто покажу себя с неприглядной стороны, и буду выжидать - как отреагирует? Но это скорее для тех, кому я очень хочу доверять. Если не пройти проверку - да, это будет пиздец.
Я не люблю разочарований.
Я их действительно боюсь, когда дело касается людей. Я боюсь, что врач, к которому я пришел, будет не заниматься осмотром, а пороть хуйню, почерпнутую им из аналов мудрости рен-тв; я боюсь, что друг, которому я доверял, попытается не только наплевать на мои просьбы, но и утаить от меня этот факт, не признав за собой вины; я боюсь, что дева, пылко признававшаяся мне в любви, способна на это только на словах и выражать это только в подарках (в такие моменты ощущаешь себя Анной-Варни с ее песней "Consider this: the true meaning of love", очень похоже на то, что я сам думаю); я боюсь, что человек, которого я много лет любил, доведет меня до абсолютно невменяемого состояния; я боюсь, что человек, в котором я увидел свое отражение, практически в прямом смысле этого слова, едва ли сам этого заметит, предпочтя бог весть что.
Я много чего боюсь.
Но я еще вменяем.
Правда, забавно? Я пока еще вменяем. Из всего этого - я пока еще вменяем.
И от пустоты меня спасает тот, кто меньше всего подходит на эту роль.
Но почему-то - и я в принципе могу понять, почему - когда я оказался во дворе психбольницы, я поймал себя на мысли, что хочу там остаться. Не в коридоре с санитарами и скорбными главою, нет - там слишком страшно. Я хотел остаться в этом занесенном желтыми листьями дворике, на который падал такой же желтый осенний свет солнца, и впервые за долгое время мне не хотелось от этого солнца спрятаться или сбежать.
Впервые за очень долгое время. Больше года, наверное.
Я встал и закурил, читая заключение.
"Повернувшись спиной к солнцу я брел в саду при приюте, где остановилось время и есть черная тень".©
Я бы вернулся за этим ощущением. Лучше него у меня все равно ничего не будет - так лучше уж быть больным, чтобы никто не трогал тебя, чем пытаться барахтаться и создавать имитацию бурной деятельности.

@темы: Tales of Lunatic Sun

01:47 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Я совершенно пуст. Внутри - как выжженая земля.
Я ощущаю себя никчемным, бесполезным, бесталанным, неинтересным и попросту ненужным.
Я сплю сутками с короткими перерывами, я прокрастинирую и решительно не хочу ничего делать. Каждое лишнее движение для меня - тяжкий труд.
С укором на меня смотрят мои собственные глаза с портрета Ти. Я не верю, что я такой красивый, каким он изобразил меня. Там в глазах столько силы и борьбы - а я пуст, я бесконечно пуст.
Натыкаюсь глазами на томик Бодлера. Вспоминаю ту, которая мне его подарила.
Я почти не смотрю на неё, когда говорю. Когда я говорю с человеком - я, в общем-то, не смотрю только на его глаза. Хотя иногда снимаю с себя даже это табу.
На неё я практически не смотрю вообще. Не могу.
Чего-то боюсь.

Я, должно быть, боюсь увидеть то, что она видит во мне. Я не могу смотреть на это изображение себя - исправленное и дополненное. Должно быть, это наиболее невыносимо для человека, который себя ненавидит так сильно, как я.

Это даже хуже, чем идеализированный портрет Ти. Он похож на меня, он имеет мои черты - а то, что отражается на её лице, мне кажется, не имеет со мной ничего общего. Я бы и рад быть тем, что она видит - но я гораздо хуже.
Может, потому я так отчаянно ругался на неё, кажется, год назад? Полгода? Я как бы отчаянно кричал: "да нет же, нет, я урод, я отвратителен, я злобен и жалок, я - тварь, пожалуйста, не смотри на меня, не надо, не надо!"
Может, поэтому я с Йон. Йон видел, насколько я мерзок, жалок, какая я тварь. И я его видел.
Я особенно мерзок, когда влюбляюсь. От меня бегут сразу, как от огня, неважно, что говорили до того. Я становлюсь уродливым чудовищем и расколдовываюсь.
Я слишком уродлив.

Знаете, почему я не люблю детей?
Вчера, сидя в психушке, я это понял.
Психически больные люди похожи на детей в своем поведении. По крайней мере, страдающие деменцией. Я уже видел много разных сумасшедших людей, и нет, не в зеркале.
Мой диагноз звучит как "расстройство поведения и эмоций", если вкратце. Но когнитивные функции сохранены, и я не стерплю сравнения с какими-нибудь шизофрениками. Я скорее покончу с собой, если найду первые признаки подлинного сумасшествия.
Потому что я видел их своими глазами и не один раз.
В первый раз я был далеко от них.
В этот раз я смотрел на них почти час, в ожидании заключения врачей, и смотрел на них очень близко.
Дети похожи на них, поэтому не вызывают у меня никакого умиления.
Это страх, страх того же свойства, что мой страх резких трелей, произнесения некоторых слов, страх перед огромным списком вещей.
Желтый свет над больницей и ощущение пустоты, увязавшееся за мной по пятам.
Влившееся в то, что уже имелось, заполнившее до отказа.
Я отдавал тебе жизнь, отдал без остатка, а ты растратил её, выменял подешевле.
Пустышка.
И я такой же. Пустая скорлупка цикады.
Я лишь отбрасываю тень того, что уже нет.

@темы: Tales of Lunatic Sun

05:42 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Забавная штука - садизм.
Я, с одной стороны, крайне милосерден и отходчив.
С другой - иногда могу быть изощрен и очень опасен.
Но это только по отношению к людям.
Когда мой собственный мозг (есть у него такие заскоки) показывает мне картины мучения животных, даже на секунду - я хочу выколоть себе глаза, хорошенько удариться головой, порезать себе конечности - потому что мне от этого очень плохо, у меня все внутри сжимается, я хочу избавиться от этого наваждения. К животным я милосерден до крайней эмпатии.
Мой мозг в принципе склонен подсовывать мне картинки самые неприятные для меня. Одна из причин, по которой я стараюсь почти в любой момент, находясь в сознании, отвлекаться на что-либо. Я боюсь оставаться с собой наедине.
Человека я бы, наверное, мог убить. Ну, покалечить точно - особенно в целях самозащиты, меня тогда едва можно остановить, если только человек мне не близок в достаточной степени. Были прецеденты.
Животное - никогда.
Поэтому… да, суд Линча над живодерами - отличная идея, я считаю.)
Впрочем, у меня вообще не самое хорошее отношение к людям. Особенно в последнее время.
Приматы, жалкие приматы, вы должны нести двойную, тройную ответственность перед окружающим миром.

Я, когда двухгодовалый где-то был, случайно столкнул с лестницы старого отцовского дома на тот момент недавно появившегося у нас котеночка. Слава всем богам, ничего с кошечкой не случилось, она даже до сих пор жива - старая, матерая кошка, ей уже добрых 20 лет.
Недавно я вспомнил этот случай. И теперь каждый раз, когда приезжаю к отцу, глажу по облезающей шерсти эту видавшую виды старушку и прошу у неё прощения. А у самого до сих пор ком в горле - потому что "маленький" и "ещё ничего не понимал" - не оправдание для меня. Кошка уже прожила свою долгую кошачью жизнь, с тех пор особых потрясений у нее не было, вроде можно уже и забыть это давно - а мне стыдно.
Мне очень, очень стыдно с того самого момента, как я это вспомнил. Стыдно до сих пор.
Хотя, может это просто очередной повод себя ненавидеть.

14:07 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
サタンへの連祷

天使たちの中でも最も賢く、最も美しき者よ、
運命に裏切られ、賛辞を奪われた神よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
流刑の身の王子よ、不当な扱いを受ける者よ、
打ち負かされても常により強力になって立ち上がる者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
全てを知るものよ、地下の万物の偉大なる王よ、
人間の苦悩の親しき治癒者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
らい病者にも、呪われた貧民にも、
愛によって楽園の味を教える者よ、
おおサタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
死という老いてなお強靭な情婦によって、
希望、という魅力的な狂女を生み出す者よ!
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
死刑台の周囲の人々皆を断罪する
冷静で高邁な眼差しを、流刑者に与える者よ、
おおサタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
物欲しげな大地のどの片隅に
嫉妬深い神が貴重な宝石を隠したのかを知る者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
一群の金属が埋もれて眠る
地下深くの武器庫を、その明晰な目によって知る者よ、
建物の淵を彷徨う夢遊病者に対して
その大きな手で断崖を隠す者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
時間に遅れ、馬に踏みつけられた酔っ払いの
老いぼれた骨を、魔法によってしなやかにする者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
弱さゆえに苦しむ人間を慰めるために、
我々に硝石と硫黄とを混ぜ合わせることを教えた者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
情け容赦なく卑しい富者の額に、
狡猾な共犯者として、御身の印を刻む者よ、
おおサタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
娘たちの目と心の中に
傷への崇拝と、襤褸切れへの愛を宿らせる者よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
流刑者たちの杖にして、発明者たちのランプよ、
首吊り人たちと陰謀家たちの懺悔の相手よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!
暗黒の怒りに包まれた父なる神によって
地上の楽園から追放された者たちの義理の父よ、
おお サタンよ、我が長き不幸を憐れみたまえ!

祈願
御身に栄光と賞賛のあらんことを、サタンよ、御
身の支配した天の
高みから、打ち負かされた今、御身が静かに夢に沈む
地獄の深淵へと至るまで!
我が魂をある日、科学の木の下、
御身の近くで休ませたまえ、新しい神殿のように、
その木の枝々が
御身の額に広がる時に!

@темы: Baudelaire, Aku no Hana, Tales of Lunatic Sun

06:35 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
Невроз.
Фобии.
Психозы.
Расстройства.
Депрессия.

Но я пока ещё не сумасшедший, о нет, я не сумасшедший, и даже чисто гипотетически - нет, нет и ещё раз нет.
Зато - а ведь забавно, я пытаюсь заниматься самолечением, я почему-то никак не могу нормально довериться хоть одному специалисту, у меня не получается, они не понимают меня. Мне тяжело с ними говорить, я пытаюсь четко отвечать на поставленные вопросы - лишь бы ответить, лишь бы хоть что-то ответить, желательно как можно ближе к истине, но я постоянно либо ухожу не туда, либо растекаюсь мысию по древу, и злюсь сам на себя. А врачи как будто бы этого и не замечают никогда. Это, знаете ли, очень тяжело - пытаться объяснить то, что для тебя давно уже естественно.
Как жаль, что я не пошел в медицинский.
Я нынче неспособен уснуть без двух-трех таблеток хлорпротиксена. Стимулотон, в свою очередь, спровоцировал, или вернее сказать, наложился на мой очередной осенний переход из одного "агрегатного состояния" в другое, если вы понимаете, что я имею в виду.
Отслеживать это довольно сложно, надо сказать. В целом довольно сложно. Лично для меня, как оказалось, вообще довольно непросто описывать какое бы то ни было моё текущее состояние, хотя обычно я описываю это дежурным "хреново" или "никак", но даже это не всегда соответствует истине.
Но, кажется, пора бы выучить общие моменты и отслеживать их в долгосрочной перспективе. По крайней мере сейчас я понимаю, что основной пик безудержного веселья у меня приходится как раз на осень.
Роскошь, роскошь.
Но мне, кажется, помогает это выписывание воспоминаний. "Память уже не жалит, мысли не бьют по рукам" - вернее, почти не жалит и почти не бьют. Как по какой-то иронии, словно пытаясь вырваться на свободу вслед, в голову периодически приходят ещё не описанные события в рандомной хронологической последовательности.
И ярость.
ДИКАЯ ЯРОСТЬ.
Дьявольская, безумная ярость, ещё не угасшая с прошлого года периодически разгорается внутри меня, и мне хочется уничтожать все на своем пути.
Но в первую очередь - эти дурацкие братские игрища. Я был милосерден, снисходителен и душил в зародыше всю злость, считая, что лезть туда я не имею права.
НО Я ЗОЛ, ВАШУ МАТЬ!
Авель, блять, Розенберг. Алексей, блять, Лем. Что там ещё? Не суть.
Дьявольски зол до сих пор.
На весь этот цирк, на всю эту срань господню - зол до головной боли. И на себя зол - за оправдание этой хуйни, за долгое, жалкое адвокатствование.
Братья-хуятья, блять, близнецы Догнат и Перегнат.
Но ничего, это все от фенотропила, наверное, и скоро меня отпустит.
Неизвестно, правда, сколько ещё оно будет тлеть внутри.
Отисы, блять, Зарасы, Ланочки, Авелюшеньки, Лешеньки, Катеньки, Раечки… господи, как был бы я счастлив, вцепись я в горло хоть одной скотине из всех этих - список едва ли полон и наполовину.
Почти 10 лет - как псина на привязи.
Тут уж действительно до психушки недолго.
Но я же милосерден, милосерден, вашу мать.
И все ж они люди, и все же вроде неплохие, и ебаться/миловаться с ними есть причины "дохуя веские", и ещё куча подобной срани.
А ТЕПЕРЬ МНЕ ПЛЕВАТЬ, СУКИНЫ ДЕТИ!
Если хоть одна тварь, хоть одна, неважно с кем связанная, неважно из какого прошлого, неважно какая "хорошая" - хоть одна попадется мне…
Я вырву ей хребет через ноздри, блять, я не знаю, что сотворю.
Я ненавижу их всех, безотчетной, слепой ненавистью.
Н Е Н А В И Ж У.

@темы: Косплей Маяковского: "НАТЕ!", Tales of Lunatic Sun

01:59 

太陽に 殺サレタ・・・ サヨナラヲ 言う前に・・・[Ego dominus tuus]
ABEL ET CAÏN

I
Race d’Abel, dors, bois et mange;
Dieu te sourit complaisamment.
Race de Caïn, dans la fange
Rampe et meurs misérablement.
Race d’Abel, ton sacrifice
Flatte le nez du Séraphin!
Race de Caïn, ton supplice
Aura-t-il jamais une fin?
Race d’Abel, vois tes semailles
Et ton bétail venir à bien;
Race de Caïn, tes entrailles
Hurlent la faim comme un vieux chien.
Race d’Abel, chauffe ton ventre
À ton foyer patriarcal;
Race de Caïn, dans ton antre
Tremble de froid, pauvre chacal!
Race d’Abel, aime et pullule!
Ton or fait aussi des petits.
Race de Caïn, cœur qui brûle,
Prends garde à ces grands appétits.
Race d’Abel, tu croîs et broutes
Comme les punaises des bois!
Race de Caïn, sur les routes
Traîne ta famille aux abois.
II
Ah! race d’Abel, ta charogne
Engraissera le sol fumant!
Race de Caïn, ta besogne
N’est pas faite suffisamment;
Race d’Abel, voici ta honte:
Le fer est vaincu par l’épieu!
Race de Caïn, au ciel monte,
Et sur la terre jette Dieu!

@темы: Baudelaire, ICONOCLAST, Tales of Lunatic Sun

Хроники шаманской болезни.

главная